ГлавнаяБлогАлександр Милевский
Градостроительное развитие города Тары в XVIII-XIX вв.
Александр Милевский
01.12.2019
52
0.0

Рис. 1. Карта «Чертежъ земли Тарскаго города» из Чертёжной книги Сибири 1701 г., составленной в 1699-1700 гг. С.У. Ремезовым и его сыновьями.


А. Н. Гуменюк, И. В. Ляликов

ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК, № 5 (122), 2013 г., КУЛЬТУРОЛОГИЯ. ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ.

В статье выявлены особенности планировочного развития западносибирского города Тары в XVIII-XIX вв. Авторами проанализирована сложившаяся к началу XVIII в. «дорегулярная» планировка; рассмотрены «регулярные» планы 1767 и 1861 гг.; отмечено развитие градостроительных принципов классицизма. Подчеркивается значение планировочных решений XVIII-XIX вв. для дальнейшего развития города. Ключевые слова: градостроительное решение, генеральный план, регулярная планировка, малый город, уличная сеть.


Тара, основанная в 1594 г. как сторожевой острог отрядом казаков Андрея Елецкого, изначально располагалась при впадении р. Тары в Иртыш. По мнению исследователей, первый город находился в низине, из-за чего страдал от наводнений. Есть основания предполагать, что после большого пожара в 1669 г. была осуществлена перезакладка крепости [1]. Новое место определили ниже по Иртышу, на левом берегу, недалеко от впадения в него р. Аркарки. Сохранив прежнее название, Тара разместилась на высоком холме вблизи водных и торговых путей.

Длина окружности возведенного кремля (в допетровской Руси город, окружённый крепостной стеной с бойницами и башнями), согласно описи 1624 г., равнялась 164 саженям (примерно 350 м), стены имели двое ворот и пять башен. К кремлю был пристроен острог (укрепленный посад), окруженный тыновым частоколом с шестью башнями: Новой Пятницкой, Чацкой, Воротной, Борисоглебской, Ильинской, Успенской. В остроге имелись церкви, гостиный и воеводский дворы и 218 казачьих домов [2]. Известно, что на рубеже XVII и XVIII вв. город восстанавливался после грандиозного пожара. В соответствии с планом в «Чертежной книге Сибири» С. У. Ремезова 1701 г. Тара относилась к смешанному типу поселения (рис. 1). К деревянному кремлю прямоугольной формы примыкал острог, в плане напоминавший эллипс (рис. 2).

По периметру кремля располагались пять глухих и одна проезжая башня (рис. 1). Внутри крепости — церковь Успения Пресвятой Богородицы, воеводский дом, два амбара «с пушечными и оружейными припасами», стрелецкая караульня и другие постройки. В северо-восточной части город и острог соединялись при помощи «калитки». Стоит отметить, что план из «Чертежной книги» имел в своей основе рисунок, присланный в Москву из Тары. Его автором являлся «письменный голова» Василий Жирков, служивший при местном воеводе И. Н. Сунбулове.

Описание 1701 г. дворянина Ивана Родионовича Качанова конкретизирует характеристику тарского кремля: «город рубленой, в стенах того города з западной стороны проезжая башня, над вороты по обе стороны той башни часовни, з городовой стороны на север в часовне образ Софьи Премудрости Слова Божия, а з западной стороны на север башня глухая вестовая, а со стороны реки башня на водяных воротах, а на ней часы боевые построены» [3]. От стен кремля лучами расходились наметившиеся улицы, насколько это определение применимо к сложившейся в Таре свободной планировке [4]. Внутри острожного периметра находилось три небольшие церкви, являвшиеся промежуточными доминантами по отношению ко всему градостроительному комплексу. Заметный перепад высот в разных частях города создавал обособленные территории по их функциональной принадлежности: кремль и острог находились на высоком берегу Аркарки, в низине располагались слободы. Одноэтажная застройка низины имела высотные акценты в виде церкви в юго-восточной части и часовни на северо-западе. На противоположный, правый берег Аркарки вёл мост, где размещались небольшое количество дворов и часовня, а также «юрты приезжих бухарцев». В первой четверти XVIII в. город разросся и получил дополнительный укрепленный периметр в виде вала и рва, который нанесен на план, составленный между 1707-1709 гг. и подписанный Михаилом Бузовлёвым [5]. Таким образом, Тару того времени характеризует полукруглый тип поселения с дорегулярной (свободной) системой улиц, ориентированных на главную городскую крепость (рис. 1).

Пожары в значительной степени тормозили рост города: в 1669 и 1709 гг. Тара понесла наибольшие разрушения [6]. К 1720-м гг. город восстановили: внешние укрепления острога заменили рвом и валом. В стенах малого города (кремля) ограничились возведением одной проезжей башни [5, с. 87]. К середине XVIII в. Тара практически не перешагнула своих прежних границ, а население (1300 чел.) осталось на уровне вековой давности. Вид города середины XVIII в. представлен на панораме художника Барк-хана, сделанной в 1734 г. Она фиксирует полностью деревянную застройку с несколькими высотными доминантами. Церкви Успения Богородицы (соборная), Преображения Господня, Николая Чудотворца и Пятницкая венчали панораму нагорной части и формировали высотную красную линию. На изображении прорисованы частокол городских стен и проезжие Спасские ворота. Правый берег Аркарки был застроен лишь незначительно, а судя по изображённому стаду коров, здесь располагался городской выгон (рис. 3).

Рис. 3. Акварельный рисунок Тары 1734 года

После пожаров 1710 г. и 1711 г. градоструктура Тары несколько изменилась: кремль восстановили с трёх сторон, а береговой «фасад» застроили казёнными зданиями. Там же возвели Успенскую церковь и еще целый ряд строений. Это «увеличивало обращённость города к пойме реки» [7]. Составленный в 1747 (1748?) г. план Тары констатирует эти изменения, автором его являлся военный инженер Сергей Плаутин [5, с. 87] (рис. 4).

Рис. 4. План Тары, 1747 г.

Восстановление и строительство новых церквей обогатило городской силуэт. В западной, низинной части города окончательно сформировалась Татарская слобода (в одну большую улицу), доходившая до берегов Иртыша. Чтобы обезопасить этот район, продлили и внешнюю городскую стену.

Согласно ещё одной планировочной схеме, также датируемой 1747 г. (рис. 5) и более приближенной к реальной топографии, очертания нагорной части вместе с городскими стенами имели не эллиптическую, а скорее ромбовидную конфигурацию. Отмечается достаточно слабая застроенность «верхней» Тары: по всей видимости, сказались частые пожары. В острожной части жилые кварталы формировались вдоль основных улиц и городских укреплений, как бы следуя их направлению. Рядом с кремлем, получившим квадратную форму в плане (85x85 м), размещались незастроенные (вероятно, торговые) площади. К югу и западу от крепости также сформировались большие, возможно, зарезервированные под общественные функции пространства.

В 1760-х гг. наметился рост населения и городской территории. В этот период прокладываются дороги вдоль высокого берега реки и здесь же формируются планировочные участки уличного типа. Градостроительная схема Тары до 1770-х гг. — пример дорегулярной планировки с дорогами, ориентированными на кремль. Город имел смешанную форму, состоящую из квадратного в плане кремля и ромбовидного острога, а также слободского порядка в подгорной части.

В 1775 г. «Комиссией о строении» столичных городов был рассмотрен и высочайше утверждён Екатериной II первый «регулярный» план Тары 1767 г. (рис. 6).

Из архивных материалов следует, что проект, ставший главным градостроительным документом на полтора столетия, разрабатывался еще с 1760-х гг. После утверждения плана город подвергся коренному переустройству. На смену «свободной» застройке пришла регулярная планировка с продольно-поперечной сеткой улиц. Центром перестраивавшейся Тары по-прежнему служил кремль, получивший по утвержденному плану новые крепостные стены с бастионами (рис. 7). Его территория представляла собой симметричный прямоугольник, укреплённый с трёх сторон. Четвёртая (открытая) сторона кремля была обращена к обрыву и реке Аркарке. В центре располагался гостиный двор, фланкируемый казёнными и торговыми зданиями. Внутри кремлёвской территории построили каменную Успенскую церковь, обогатившую городской силуэт. Сформировавшиеся осевые улицы впоследствии получили названия Александровской, Никольской, Нерпинской и т.д. Новая планировка Тары представляла собой неправильный многоугольник в нагорной части и примыкавший к нему в подгорье дополнительный слободской порядок, сформировавшийся ещё в начале XVIII в. Обе части характеризовались улично-квартальной застройкой. Улицы нагорной Тары были полностью реорганизованы в прямоугольной системе координат, что создавало удобство для ориентировки и перемещений по городу. Лишь дороги, огибавшие верхний город по краю оврага, располагались под углом к кварталам. Низинная Татарская слобода, некогда обладавшая свободной планировкой, также подверглась выравниванию в рамках уличной сетки при известном сохранении основных застроечных фондов [8]. Участки кварталов получили прямоугольную форму, хотя улица Нерпинская сохранила свой характерный изгиб. Во время посещения города в 1772 г. П. С. Пал-лас оставил свидетельство о том, что нагорная часть перестраивалась согласно новому плану. По его словам, она имела «многие изрядные и вообще до полу-сот новых домов, коих число ежегодно возрастает» [9].

Рис. 7. Схематический рисунок, выполненный на основе плана г. Тары 1768 г.

По утверждению ученых-историков, ещё в середине XVIII в. город был обнесен рвом и стоячим тыном, но к 1803 г. следов укрепления уже не осталось [1, с. 99]. На месте исчезнувшей деревянной крепости, вероятно, в начале XIX в. возникла крупная Базарная площадь. Её заполнило множество торговых лавок. От кремля сохранился деревянный гостиный двор. Поблизости были построены каменные храмы в стиле сибирского барокко, ставшие городскими доминантами [10]. Среди них: Спасская церковь (1753 — 1776 гг.), Никольский собор (1771-1774 гг.), Успенская церковь (1774-1792 гг.), Параскевиевская церковь (1791-1825 гг.) Они являлись храмами нагорной части, фиксировавшими периметр кремля, а позднее — границы торговой площади. Церкви окружали центральную площадь с четырёх сторон, образуя на плане фигуру в виде ромба. Находясь в непосредственной близости друг от друга, постройки создавали живописный городской силуэт. Помимо этого в 1773-1777 гг. были сооружены Богородице-Казан-ская церковь на нижнем посаде (подгорной части), а в 1784-1789 гг. — Тихвинская (кладбищенская) на горе, ставшие локальными доминантами на окраинах города. По отношению к ним промежуточным высотным акцентом стала возведенная в 1802 г. двухэтажная каменная мечеть. Уже к началу XIX в. в Таре имелось 6 действующих храмов [1, с. 99-100], закрепивших генеральную высотную красную линию. На рубеже XVIII - начале XIX вв. впервые упоминалось о строительстве в Таре трехэтажных жилых каменных зданий — домов купцов Нерпина и Немчинова, выделявшихся среди одноэтажной деревянной застройки. Одним из административных новшеств конца XVIII в. явилось разделение города на 4 относительно равные части, соответствовавшие численности населения; в свою очередь, части разбивались на кварталы [3, с. 29-30.]

В 1820 г. площадь городской застройки составляла 2 кв. версты. Территория городского выгона занимала еще 94 кв. версты. В Таре насчитывалось 10 крупных улиц, 6 православных церквей и 1 мечеть, 4 административных (в т.ч. 1 каменное), и 1 общественное здания, 699 «обывательских домов» (в т.ч. 1 каменный). Помимо перечисленного, в городе имелось здание городской больницы, 7 питейных домов, 6 будок для ночных сторожей, 1 провиантский магазин и комплекс гостиного двора.

Итак, в последней трети XVIII в. Тара получила новую регулярную планировку. В её основу легла улично-квартальная схема с прямоугольной системой координат. Кварталы приобретали вид, приближенный к квадратам и прямоугольникам. Новые здания предписывалось возводить не во дворах, а по красным линиям улиц. Неоднородность рельефа сказалась и на форме застройки: положенный в основу плана вытянутый прямоугольник «срезался» по краям абрисами обрывов, обретая сложную форму. На одной из «вершин» многоугольника находился общественный центр в виде крепости, позднее — Базарной площади. Градоструктура усложнялась конфигурацией низинной Татарской слободы, также обретшей квартальную сетку, однако по сути повторявшей уличную планировку предыдущего периода. В Таре была создана система из 4 небольших квадратных площадей на пересечении улиц, сохранявшихся вплоть до 2-й трети XX в. Стоит отметить, что принципы регулярства, применённые в Таре, привели к упорядочению и лучшей организации городского пространства. Стоит согласиться с утверждением, что «русские города, распланированные в то время, живут уже третью сотню лет, продолжая отвечать требованиям все новых и новых поколений людей» [11].

Ввиду формирования главных экономических центров на юге Западной Сибири в 1-й пол. XIX в. произошел поворот Московского тракта на Омск. Оказавшись в стороне, Тара постепенно утратила своё важное административное и торгово-экономическое значение.

Следующий известный нам градостроительный документ относится к середине XIX в. Работа над ним шла долгих 17 лет (с 1844 г. по 1861) [1, с. 104]. Помехой тому были и длительная переписка различных ведомств, и нехватка опытных специалистов. «Высочайше утверждённый» план города датирован 6 апреля 1861 г. (рис. 8). Документ подписан министром Внутренних Дел Ланским и главноуправляющим Путями Сообщения и Публичными Зданиями Чев-киным3. На одной из архивных копий имелась запись «Чертил кондуктор Бетхер»4, на другой — «Чертили кондукторы Еремеев и Левченко» (рис. 8).

Новый план свидетельствовал о достаточно медленном росте города в течение первой пол. XIX в. Приращение кварталов шло механически к уже существовавшей градостроительной схеме. Планировка по-прежнему носила смешанный характер.

На градоструктуру Тары в некоторой степени влияли и внешние транспортные пути, связывавшие её с Тобольском и Каинском. Дорога на Каинск сопрягалась с ул. Новой, и при повороте на 90 градусов формировала новые кварталы Татарской слободы. Дорога, ведущая из Тобольска, переходя в северозападной части города в Никольскую улицу, придавала ей магистральное значение и тем самым способствовала впоследствии формированию по обеим сторонам архитектурных объектов с признаками ансамблевой застройки. Никольская улица, в свою очередь, переходила в обширную Базарную площадь. Комплекс зданий площади составляли гостиный двор в виде каре, бакалейные и мелочные лавки. Тут же стояли городские весы, а на определённом расстоянии — мясные ряды с погребами. Рыбные ряды были поставлены на берегу Аркарки. На южной стороне площади находилась часовня Животворящего Креста Господня, на северной — дома полицейского управления, а также постройки, подлежавшие упразднению: здания духовного правления и инвалидной команды. Недостаток графического материала середины XIX в. не позволяет рассуждать об ансамблевых принципах формирования площади.

Возвращаясь к Никольской улице, следует отметить, что она задавала направление новой квартальной планировке, обозначенной на генплане 1861 г. По её сторонам располагались казённые здания: старый тюремный замок и проектируемый новый, присутственные места, городская больница, а также нарезались участки, предназначенные документом под возведение почтовой конторы и богадельни. С южной стороны улицы выделялся квартал под здание для инвалидной команды [1, с. 105]. Магистральная функция улицы диктовала появление наиболее важных административных и общественных зданий города, а также частных особняков и усадеб зажиточных горожан, в частности, Нерпиных, Пятковых и др.

В подгорной части Тары, недалеко от Базарной площади, по сути, центра города, сформировался район, где возводили жилые дома татары и бухарцы. Из плана следует, что власти предполагали перенести или организовать на окраине города (на юго-востоке, за р. Аркаркой) новый район для инородцев, о чем говорят позиции экспликации: «места для Татарской слободы», «места для Татарской мечети», «места для Татарского кладбища» [1, с. 104-105]. Однако эту перспективу реализовать не удалось.

Нередко наряду с православными храмами высотными и эстетически доминирующими объектами в малоэтажной застройке города становятся костёлы и синагоги. Однако возведенные в Таре деревянная синагога (1906 г.) и римско-католическая церковь (кон. XIX - нач. XX) [12] не сыграли существенной роли в формировании городского силуэта ввиду незначительности их объёмов и непритязательности архитектуры.

Экономическая роль Тары могла бы заметно усилиться с 1890-х гг. со строительством Великого Сибирского пути. Однако железнодорожная магистраль прошла на 300 км южнее города. На рубеже XIX и ХХ вв. все же наблюдался некоторый рост строительства, вызванный притоком ссыльных, купеческой активностью, а также деятельностью Казённой винной монополии. Комплекс казённого винного склада возвели на ул. Никольской. Решённый в «кирпичном стиле», он играл роль локальной доминанты и вносил в образ небольшого уездного города индустриальные черты. Признаками стилистического сходства обладала и новая купеческая застройка Базарной площади, в юго-западной части которой на рубеже XIX и XX вв. были построены особняки и магазины. Расположение зданий на красной линии служило их упорядочению и собиранию в характерный для поздней эклектики, единый «фасад», демонстрировавший благосостояние зажиточных тарчан.

Итак, Тара на протяжении XVIII - XIX вв. претерпела коренные планировочные изменения. Смешанная дорегулярная планировка, состоявшая из квадратного кремля, эллипсовидного (по более поздним источникам — ромбовидного) острога в нагорной части и уличного порядка в подгорной, до середины XVIII в. не претерпевала изменений. Первый «регулярный» план 2-й пол. XVIII в. полностью изменил существовавшую планировочную ситуацию. В нагорной части система улиц и кварталов расчерчивалась под прямым углом; упорядочению подверглась и подгорная часть. Деревянный кремль был перестроен; впоследствии на его месте образовалась обширная Базарная площадь, ставшая главным общественным центром города. Генеральный план Тары сер. XIX в. носил по большей части фиксационный характер. Но были и новшества — документом предусматривались новые промышленные и общественные зоны. Планировались перенос ряда учреждений, реорганизация некоторых городских районов. Воплощение плана в жизнь произошло лишь частично ввиду упадка градостроительной дисциплины и низких темпов экономического развития. Тем не менее сформированная в XVIII - XIX вв. градостроительная структура сохраняется и поныне и демонстрирует функциональные и эстетические преимущества регулярной планировки.


Примечания

  1. РГИА Ф. 1293. Оп. 167. Д. 19. Л. 1.
  2. РГИА. Ф. 1264. Оп. 1. Д. 4. Л. 17-20
  3. РГИА. Ф. 1265. Оп. 10. Д. 161. Л. 2.
  4. РГИА. Ф. 1293. Оп. 167. Д. 19. Л. 2

Библиографический список

  1. Гончаров, Ю. М. Очерки истории города Тары конца XVI-начала XX вв. / Ю. М. Гончаров, А. Р. Ивонин. — Барнаул : Аз Бука, 2006. — С. 181.
  2. Алисов, Д. А. Культура городов Среднего Прииртышья в XIX — начале XX вв. / Д. А. Алисов. — Омск, 2001. — С. 94.
  3. Тарская мозаика. История края в очерках и документах. 1594 — 1917 гг. — Омск, 1994. — С. 22.
  4. Ляликов, И. В. Градостроительство и типология застройки города Тары XVIII — начала XX вв. / И. В. Ляликов // Творчество молодых: дизайн, реклама, информационные технологии — 2009 : материалы VIII Междунар. науч.-практ. конф. студ. и аспир. — Омск : ОмГТУ, 2009. — С. 48 — 51.
  5. Кочедамов, В. И. Первые русские города Сибири / B. И. Кочедамов. — М. : Стройиздат, 1978. — С. 87.
  6. Резун, Д. Я. Летопись сибирских городов / Д. Я. Резун, Р. С. Васильевский. — Новосибирск : Наука, 1989. — С. 242 — 243.
  7. Градостроительство Московского государства XVI — XVII веков / Под ред. Н. Ф. Гуляницкого. — М. : Стройиздат, 1994. — C. 131.
  8. Русское градостроительное искусство. Москва и сложившиеся русские города XVIII — первой половины XIX веков / Под ред. Н. Ф. Гуляницкого. — М. : Стройиздат, 1998. — С. 399 — 401.
  9. Паллас, П. С. Путешествия по разным провинциям Российской империи / П. С. Паллас. — В 3 ч. В 5 кн. Ч. 3. Кн. 2. — СПб. : при Имп. акад. наук, 1788. — С. 13.
  10. Гуменюк, А. Н. Стилистические признаки «сибирского барокко» в архитектуре г. Тары в конце XIX века. (К вопросу изучения памятников культуры малых исторических городов) / А. Н. Гуменюк // Декоративное искусство и предметно-пространственная среда // Вестник МГХПУ. — 2009. — № 4 — С. 91—96.
  11. Ожегов, С. С. Типовое и повторное строительство в России в XVIII — XIX веках / С. С. Ожегов. — М. : Стройиздат, 1984. — С. 77.
  12. Лебедева, Н. И. Храмы и молитвенные дома Омского Прииртышья / Н. И. Лебедева. — Омск : Изд-во ОмГПУ : Издатель-Полиграфист, 2003. — С. 61.

ГУМЕНЮК Алла Николаевна, кандидат искусствоведения, доцент (Россия), профессор кафедры «Дизайн и технологии медиаиндустрии», заслуженный работник культуры РФ.


© А. Н. Гуменюк, И. В. Ляликов

ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 5 (122) 2013 КУЛЬТУРОЛОГИЯ. ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

Источник: cyberleninka.ru

 


Теги:градостроительство, история, План Тары


Читайте так же

Комментарии (0)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]