ГлавнаяБлогАлександр Милевский
Омское архитектурное наследие: пассив, а не актив
Александр Милевский
10.11.2017
28
0.0

Блог panteleich на LiveJournal


В Омском городском совете в апреле этого года прошли депутатские слушания по вопросу сохранения аварийных памятников, находящихся в городской собственности. Для них предлагается устанавливать льготную ставку аренды. Такая норма появилась и в федеральном законе и условно называется рубль за метр. Теперь это предложение обсуждается в Заксобрании. Но в других городах уже не первый год успешно работают программы по восстановлению исторического наследия. А у нас же становится все меньше объектов, которые можно показывать туристам.

В Омске расположено 347 зданий-памятников. Из них 63 находятся в муниципальной собственности, а 16 зданий пришли в аварийное состояние. Например, это 14 жилых домов, являющиеся памятниками деревянного зодчества и признанные ветхими и непригодными для жилья, 9 из них уже расселили. В муниципальном бюджете финансирование на реконструкцию архитектурных памятников не предусмотрено.

Как доложил вице-спикер горсовета Алексей Сокин, эти несколько памятников деревянного зодчества теперь стоят пустующими, так как их владельцы уже въехали в новые квартиры, но старые дома нельзя снести – они имеют статус объектов культурного наследия. При этом на восстановление только одного такого здания нужно до 50 млн рублей. Так что без привлечения внебюджетных источников сохранить их не удастся.

В Омске на бюджетные средства удается восстанавливать здания, которые являются объектами культурного наследия федерального значения. Изыскивают ресурсы и региональные власти. Из объектов областной собственности на территории города находится 45 зданий-памятников. Среди них нет ни аварийных объектов, ни жилых домов, но здания требуют постоянного поддержания. А Законодательное собрание Омской области должно рассмотреть инициативу о внесении изменений в закон об объектах культурного наследия, что позволит предоставлять арендаторам памятников, которым требуется ремонт, определенные льготы.

Хотя у соседей на уровне регионов уже давно принимались различные целевые программы по сохранению объектов культурного наследия. В Иркутске здания отдаются в концессию инвесторам, реализованы проекты по регенерации исторических деревянных кварталов, и с 2011 по 2015 год там отреставрировали 23 объекта. В Тюмени утверждена государственная программа Тюменской области «Сохранение и использование объектов культурного наследия». Памятники отдаются в безвозмездное пользование или льготную аренду и реставрируются за счет инвесторов. В Томской области разработали программу по сохранению деревянного зодчества. В городе было выделено 8 исторических зон с деревянной застройкой, и на сохранение зданий в 2012-2014 годах из областного бюджета выделялось около 170 млн рублей, а также поступают деньги из федерального бюджета и от инвесторов. Из 1800 домов сохранению подлежит 701 объект, и в 2005-2010 годах отреставрировали 60 объектов почти на полмиллиарда рублей.

По словам Алексея Сокина, в Омской области нужно внести изменения в региональный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации на территории Омской области». Поправки предполагают возможность установления льготной арендной платы для памятников, находящихся в неудовлетворительном состоянии, с условием их восстановления за счет частных инвесторов. Эти предложения готовятся к первому чтению на Законодательное собрание Омской области. Кроме того, необходима разработка муниципальной программы по сохранению объектов культурного наследия с учетом следующих направлений: льготная аренда, передача в безвозмездное пользование на условиях сохранения, приватизация. А для восстановления и сохранения наиболее аварийных муниципальных зданий-памятников должна быть разработана процедура безвозмездной передачи. Еще одно предложение депутата – присвоить Омску статус исторического поселения федерального уровня. Это накладывает ограничения по застройке центра, но позволит получать федеральное финансирование по различным программам.

Директор департамента культуры администрации города Омска Владимир Шалак привел несколько другие цифры: в Омске в аварийном состоянии находятся 14 муниципальных памятников. Для инвесторов они не интересны и находятся в непривлекательных местах. Мэрия расселила 9 жилых домов, которые являются памятниками деревянного зодчества, и сейчас они пустуют. Еще два дома будут расселены до конца года. В основном, речь идет о домах на территории Казачьей слободы. Расселены дома по ул. Булатова, 104, Гусарова, 47, Рабиновича, 88, Суровцева, 1, Красных зорь, 23, Учебная, 53, 57, 78, 80. Дома по ул. Почтовая, 34 и 37 расселят в третьем квартале 2017 года. Дом по ул. Успенского, 2 не расселен и дело по нему находится в суде. А соседний дом по ул. Успенского, 4 уже не был включен в программу. В неудовлетворительном состоянии находятся здания по ул. Звездова, 11, музей «Искусство Омска» на улице Куйбышева, 48, здание музея городского быта на ул. Театральная, 7, дом по ул. Пушкина, 33. Разваливающийся дом в Газетном переулке, 3 не раз выставлялся на торги, но ни одной заявки от потенциальных инвесторов по нему не поступило. 

При этом один расселенный дом по улице Суровцева, 1 в Старом Кировске в 2016 году частично разрушили – неизвестные вандалы начали растаскивать брошенный дом на дрова. Сейчас, по словам Шалака, в мэрии рассматривают вопрос о поиске средств на восстановление здания. Но пока бюджетные ассигнования на 2017-2019 годы на реконструкцию памятников не предусмотрены. При этом только для обследования, чтобы разработать проект, на два объекта – по ул. Суровцева, 1 и Красных зорь, 23 – требуется 843 тысячи рублей. Владимир Шалак предлагает включать аварийные объекты в программу приватизации, передавать их в концессию до 49 лет или в аренду со льготной ставкой с условием, что максимум за 7 лет здания должны быть восстановлены (до двух лет может потребовать разработка и согласование проекта). Эти меры могли бы и пополнить доходы бюджета, и позволить сохранить памятники. Но сначала жилые дома нужно перевести в статус нежилых объектов, что также требует финансовых затрат. 

Глава департамента строительства Илья Трушников добавил, что главное – обеспечить охрану этих домов от бомжей и мародеров. В депстрое есть 12 адресов аварийных зданий. И также по его данным только на их обследование перед разработкой проектов требуется минимум 2,5 млн рублей. Сегодня у мэрии таких денег нет. По словам чиновника, ни у одного из инвесторов не сложится экономика, если ему не выделять бесплатно дополнительный земельный участок под новое строительство. Такая практика существовала ранее в Нижегородской области, но сейчас Земельный кодекс этого уже не позволяет. 

Директор департамента жилищной политики Светлана Шенфельд и вовсе предложила снимать с некоторых расселяемых домов охранный статус. По ее словам, в городе есть более достойные объекты, а тратить деньги на такие здания, как на улице Суровцева, 1, по сути значит отстраивать их заново. «Не надо руководствоваться только бумагами и костьми ложиться, чтобы тратить деньги на него», – добавила чиновница.

Ведущий инженер по охране объектов культурного наследия «Омскгражданпроекта» Жанна Хахаева рассказала об уже безвозвратных потерях – таких уже 3% от общего числа омских памятников. В начале 90-ых годов разобрали прекрасный деревянный особняк по ул. Почтовой, 20. В 1995 году разобрано кирпичное здание клиники на 5-й Армии, 49. Затем был снесен уникальный склад семян в СибНИИСхозе с мансардной кровлей. Уже не так давно без согласия и ведома минкульта снесли деревянные особняки по ул. Звездова, 18 и Декабристов, 42. Сгорел оштукатуренный деревянный дом с лепниной по ул. Степная, 30. Но все эти памятники до сих пор числятся в реестре объектов культурного наследия региона «как живые». Но это только очевидные потери. 

Многие сохранившиеся здания ветшают сами по себе или ремонтируются как попало. Это частный жилой дом с драконами, который стоит на отшибе по ул. Мичурина, 48. Бывают и странные казусы. Жанна Хахаева напомнила, что прокуратура сама снесла женские скульптуры на фасаде своего здания на ул. Пушкина, 17 в 2000 году. Такие же аварийные скульптуры разваливаются от ветхости на здании музыкального училища имени Шебалина на Маркса, 4. А недоснесенное здание общественного собрания на ул. Ленина, 25 кадастром разделили пополам, что исключает его целостную реставрацию. Такая же стена-руина бывшего склада Эльворти стоит в самом центре города по ул. Тарской, 8 напротив Успенского собора. Хотя есть и чертежи, и фотографии, позволяющие воссоздать здание в полной мере. 

«А прославленная Казачья слобода – это просто некрополь деревянной архитектуры, – продолжает Жанна Хахаева. – В Омске с каждым годом все меньше таких объектов, которые можно показывать туристам. Почему деревянные дома – это признак отсталости и дикости, возле которых стыдно проходить? В других городах их успешно приспосабливают для современных нужд. В Тюмени в деревянном памятнике сделали ресторан «Потаскуй». Но надо честно признать, что в Омске памятники сейчас – это не актив, а пассив». 

По словам Жанны Хахаевой, дома можно неспешно восстановить за 7 лет – 2 года уходит на разработку и утверждение проекта и еще 5 лет – на реставрацию. Эксперт считает, что в генплане надо выделять небольшие зоны для переноса памятников, если по весомым причинам на старом месте их сохранить нельзя. Но это должен быть именно честный перенос, а не строительство макетов-новоделов. И причем перенос должен полностью предшествовать новому строительству: не справился – не получишь желаемый участок. Уже есть ушедшие таким образом в небытие здания с ул. Ильинской, 3 и Почтовой, 20, что означило их гибель в угоду застройщикам. При этом объемы переноса памятников не будут значительными и поэтому искать целую зону или квартал для всех памятников деревянного зодчества в Омске не придется. Но все равно поиск подходящих свободных участков – это буквально работа с лупой над генпланом. 

На публичных слушаниях выступили и омские архитекторы. По мнению Владимира Проскурнина, в городе нужно выделить целые зоны с заповедной архитектурой – ядро центра города, Казачью слободу, а также участки советской застройки периода так называемого Сталинского ампира – городок Нефтяников и улицу Богдана Хмельницкого. По его словам, памятником может быть даже планировочная структура – сетка улиц в центре Омска, задуманная такой еще генпланом в XIX веке. Ведь здание без своей среды – это уже не тот памятник, что прежде. 

Председатель омского отделения Союза архитекторов России Александр Бегун критически оценил нынешние работы по реставрации памятников. По его словам, новый образ Тобольских ворот Омской крепости – фальшивый, объект был изменен до неузнаваемости и к нему еще надо вернуться и исправить архитектурную несуразицу. «Это как закон, написанный с ошибками – никакого уважения он не вызывает, – пояснил г-н Бегун. – Прежний открыточный образ ворот утрачен. Также на наших глазах меняется облик Никольского Казачьего собора. Говорят, что восстанавливается историческая правда. Но почему поставлены под сомнение решения реставраторов прошлого и с кем это обсуждалась? По моему мнению, новая трактовка колокольни хуже привычной. Есть и другие примеры, когда исторические объекты изменяются до неузнаваемости, теряют свое очарование и превращаются в эрзац-поделки, которые наполняют сложившуюся архитектурную среду ложью. Когда я сравниваю то, что было, и что стало, например, подпорную стенку на Любинском проспекте – это просто эстетическая катастрофа!».

Председатель Омского отделения ВООПиК Никита Шалмин добавляет, что в Омской крепости после реконструкции теперь больше железобетонных элементов, чем исторических – кирпич остался только как вкрапление. А при реконструкции деревянных памятников бревна просто «приклеиваются» на новые кирпичные стены, поэтому понятие «реконструкции» по отношению к памятникам нужно вообще исключить – в этом случае мы теряем подлинный объект. А вот сами памятники, по словам Никиты Шалмина, исключать из реестра ни в коем случае нельзя, даже если они утрачены – здания могут быть воссозданы в будущем. Также, по его словам, чтобы Омску придать статус исторического поселения, нужно проделать кропотливую работу, однако в городском департаменте архитектуры посчитали эту работу ненужной.

Начальник управления по сохранению и государственной охране объектов культурного наследия регионального минкульта Олег Плющаков высказал другую позицию – в реестре есть, что почистить и пересмотреть. Но такое решение принимает только правительство РФ, и за всю современную историю подобной практики не было. Хотя на самом деле в областном реестре есть ряд утраченных объектов археологии. Они были максимально изучены и полностью раскопаны археологами, все ценное из земли изъяли и охранять там уже практически нечего. А есть еще такой пример – на госохране стоит памятное место переправы Чехова через Иртыш на пути его следования на остров Сахалин. Но где именно переправлялся великий русский писатель, никто не знает. 

Еще одно новшество – в Омске год назад появилась новая категория памятников – объекты культурного наследия муниципального значения. В Омске таких объектов 6 и еще 20 – в Таре. И согласно федеральному законодательству, государственная охрана таких объектов ложится на мэрию. Она должна создать некое структурное подразделение, которое будет осуществлять эту функцию. Но прошел уже год и оно до сих пор не создано. 

На депутатских слушаний от имени инвесторов дали выступить директору компании «Трестстрой-2000» Алексею Шемберко. Напомним, что он занимался восстановлением фасадов зданий-памятников на Любинском проспекте в рамках проекта Газпрома. Г-н Шемберко считает снятие охранного статуса с утраченных объектов неприемлемым, так как это позволит уничтожать исторические здания. Более того, он сообщил, что готов взяться за восстановление расселенного дома по ул. Пушкина, 105, который памятником официально пока не признали. Но скорее всего такой статус ему будет присвоен. 

«Особняк по ул. Ленина, 46 более пяти лет стоит без отопления и постепенно разрушается, – рассказал также Алексей Шемберко. – Охранное обязательство собственником оформлено, но не исполняется. Дом по ул. Степная, 30 за пять лет был полностью утрачен. Мы предлагали его выкупить, когда оно уже было в плачевном состоянии. А собственник ничего не сделал ни для консервации, ни для сохранения здания, ни тем более для восстановления. Нужно предоставить больше рычагов воздействия нашему управлению по охране памятников. К примеру, у плохих родителей отбирают детей, так же должны поступать и с памятниками. Отдайте их тем, у кого есть средства и он готов их вкладывать. Нужно разработать прозрачную процедуру такой передачи»

Алексей Шемберко высказался и по поводу отреставрированной улицы Ленина:

«Почему Любинский проспект до сих пор не имеет статуса ансамбля? Для этого есть все предпосылки. Однако тогда появятся дополнительные ограничения по использованию этой земли. Кроме того, мы больше полугода обсуждали с собственниками зданий возможность восстановления дворовых фасадов за их счет. Часть из них уже была готова вложить свои деньги в ремонт. А потом они получили письма из мэрии: если у вас нет денег, можете просто затянуть дворовые фасады сеткой. В итоге с нашей компанией три собственника передумали заключать договоры на ремонт фасадов». 

Другие предложения поступили от депутата горсовета Алексея Саяпина: обратиться к губернатору с просьбой об установлении охраны земель под памятниками – установить запрет на строительство на 49 лет в случае физической утраты объекта. Если здание даже за это время не будет восстановлено, земля изымается. Вторая идея – предоставлять владельцам недвижимости в центре города, которые являются памятниками и требуют вложений в восстановление, льгот по имущественным налогам. 

По итогам депутатских слушаний в горсовете будет подготовлена резолюция, а также рассмотрена инициатива в Заксобрании о предоставлении льгот инвесторам, которые захотят взять здание-памятник в аренду и восстановить за свой счет. 


Источник

 




Комментарии (0)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]