Новые сообщения Участники Правила форума Поиск RSS
Страница 1 из 11
Форум города Тары » Культура, искусство, наука » Литература (кроме поэзии) » Размышления о жизни
Размышления о жизни
DoktorAlexДата: Понедельник, 28.11.2011, 18:36 | Сообщение # 1
Level 5
Группа: Пользователи
Сообщений: 105
Статус:
Эссе про Понедельник
Понедельник, скрипя минутами, медленно разворачивал своё серое полотно, привычно нанизывая ситуации и события, такие же серые и тоскливые, как он сам… Понедельник… само это слово вызывало невыносимую тоску, причиняло почти физическую боль своей фатальностью и безысходностью… Кажется, ничего не могло бы изменить этих ощущений, они были фундаментальные, вечны и незыблемы.
Человек, судорожно роясь в своем мироощущении, пытался найти хоть что-то позитивное, что-то, что могло бы снизить чудовищную концентрацию тоски в душе. Пытался и не находил. Воспоминания, даже приятные, мгновенно тускнели, попадая под смертельное облучение той же тоски. События настоящего воспринимались только с серым оттенком ненужности и бессмысленности. Будущее вообще не просматривалось сквозь пелену бесполезности существования. Душа замерла, словно в ответ на клавишу «пауза», как замирает сердце после экстрасистолы, в тягучем раздумье – двигаться ли дальше и главное – КУДА? Пути вперед не было, сворачивать было некуда, возвращаться невозможно. Человек вспомнил определение жизни из школьного учебника - «это способ существование белковых тел». Белковое тело должно было как-то существовать и искало этот способ, спрашивая совета у единственной ещё жизнеспособной части – у Души. Человек равнодушно наблюдал за этим диалогом и поражался его бесполезности. Душе больше не нужна была Действительность, в ней не было ничего рационального и полезного для неё. Так взрослый выслушивает причитания ребенка о рухнувшем домике из кубиков. Все события, как проявления этой действительности были заранее обречены к окраске в серый цвет и попадали под определение «А зачем?». Зачем вообще этот мир всё ещё вращался вокруг, скрипя минутами понедельника? Ответа не было, и Понедельник продолжал своё разрушительное действо, подминая под себя жухлую и нежизнеспособную Действительность. Наступало Время Вечного Понедельника, где не было места ни Человеку, ни Душе, ни тем более Белковому телу.
DoktorAlexДата: Понедельник, 28.11.2011, 18:50 | Сообщение # 2
Level 5
Группа: Пользователи
Сообщений: 105
Статус:
Легко ли быть трезвенником?
исповедь
Довольно часто в своей жизни мне приходилось слышать этот вопрос: «Легко ли быть трезвенником», и не только слышать, но и отвечать… Хочу попробовать ответить на него подробнее, в надежде на то, что кому-то это может быть интересным, а кому-то может помочь в трудной ситуации сделать выбор. Тот выбор, от которого возможно будет зависеть вся последующая жизнь. Именно так! Это не обычные громкие слова, каких сейчас говорится не мало – это опыт моей жизни. Почти каждый день мне приходилось и приходится видеть поломанные алкоголем судьбы мужчин, женщин, детей. О страшных последствиях употребления алкоголя предпочитают умалчивать даже те, кто должен заниматься пропагандой здорового образа жизни. Эти последствия можно увидеть везде – в потухшем, потерявшем надежду взгляде жён алкоголиков, в тоскливых взглядах детей, которые иногда и не видели своих пап и мам трезвыми, в седых волосах родителей, которым приходится содержать, а потом хоронить детей – алкоголиков.
С бедой этой мне пришлось столкнуться в раннем детстве, ведь самое первое, что я помню, было наше с сестрой бегство из дома, босиком, по снегу, это стало возможным, потому что в это время пьяный отец бил мать и отложил топор, которым собирался «разобраться» с нами. Так в моей детской головке появилась мысль, что ОТЕЦ, это всегда пьяное и опасное существо, от которого надо держаться подальше. Наблюдая за его собутыльниками, я сделал вывод, что трезвых мужчин не бывает вообще. Позже я, конечно, узнал, что в нашей жизни встречаются «непьющие мужики», то есть те, кто пьёт редко, как говорят в народе: «По праздникам, и после бани», и не очень много. Таким был мой отчим. Моей матери многие завидовали, ведь если муж не пьёт много и не бьет, то это и есть настоящее женское счастье. Это ничего, что отчим мной практически не интересовался – главное, что не выгонял на мороз босиком! Это были первые впечатления. Потом я стал школьником и, будучи наблюдательным ребёнком – стал замечать, что мои одноклассники считают за героизм попробовать на переменке несколько глотков самогона и затянуться стрельнутой у старшеклассников папиросой, или на худой конец подобранным бычком… Что-то останавливало меня от таких поступков, казалось, что я ещё не готов к такой взрослой жизни. Сейчас, вспоминая об этом, я с ужасом думаю, что мысль отказаться вообще не возникала, было желание оттянуть начало… НЕ пить и НЕ курить вообще было просто невозможно – потому что таких мальчишек и мужчин, во всякой случае в моём окружении, не было. Постепенно сформировалось мнение, что ВСЕ мужчины пьют и курят, только начинают в разное время, и поскольку мне было это неприятно, я примерно к 5 классу решил повременить с первой рюмкой и первой сигаретой класса хотя бы до 7-го, а уж потом быть «как все». Шло время, одноклассники, слыша мои отказы от очередного бычка, стали относиться ко мне особо, с пренебрежением, потому что все должны быть одинаковые – и я слышал: «Всё выпендриваешься, маменькин сынок!», «Слабо попробовать? Трус!». А я постепенно стал привыкать к статусу белой вороны. Да, я не такой как все… ну и что? Зато у меня не кружилась голова от выкуренных сигарет, и я не рыгал как другие за кустами, после того же самогона! К 7-му классу у меня сформировалось чёткое решение – в школе курить и выпивать не начинать – вот наступит взрослая жизнь, после школы – тогда и начну. Наверное. Толи количество прочитанных к тому времени книг, а я был записан в три библиотеки, толи собственные умозаключения позволили мне заняться собственным самовоспитанием – я начал вести личный дневник, увлекся занятиями хатха-йогой, про которую вычитал в журнале «Наука и жизнь», кроме обычной физзарядки, которую я делал 2 раза в день. Одновременно я выработал у себя почти каллиграфический почерк, что далось очень непросто, и занялся своим лексиконом, научившись говорить в любой аудитории и практически на любую тему без особой подготовки и конечно без бумажки… В жизни потом это очень пригодилось. Для себя я называл это «прикладной болтологией». Так закончились школьные годы…
Закрутилась жизнь студенческая, в которой, как известно не только семинары, зачёты и сессии, но и вечеринки, празднования всех существующих и несуществующих праздников… Группа мне попалась замечательная – такой дружбы я в школе и не встречал. Мы, все 12 человек нашей «гвардейской 102 группы» были неразлучны не только на занятиях, но часто и после. И опять появился вопрос «первой рюмки» - к тому времени я уже почти никому не говорил о том, что спиртное ещё не пробовал – всё равно не верили… Впрочем, оказалось, что мне всё равно - верят или нет. Я вдруг пришел к двум, наверное, самым важным для меня выводам: 1. Не пил и не курил я для себя, а не для кого-то, я не собирался кому-то и что – то этим доказывать – просто мне это уже казалось глупым и не нужным. И 2. Без алкоголя и сигарет МОЖНО обойтись вообще и ничего особенного не происходит! И я решил не начинать вообще. Было трудно. Если в группе постепенно привыкли к моей странности и уже не наливали, тем более что веселиться и быть в центре компании я умел и без спиртного, то в других ситуациях объяснить, почему я отказываюсь от рюмки, было очень трудно. Тосты «за здоровье», за «ты меня уважаешь», и даже «за упокой» - кажутся всем непреложным законом, преступать который никому не придет в голову. Приходило в голову мне, и сколько их было в моей жизни – рюмок незаметно вылитых под стол… Что самое удивительное – в незнакомых компаниях мне даже удавалось извлечь пользу из положения «белой вороны» - пока другим парням приходилось как-то привлекать внимание незнакомых девчонок – я, отказывавшись выпить и закурить – сразу оказывался в центре внимания благодаря своей «необычности»! Да, непьющий человек в нашем обществе – изгой, потому что за отказом от выпивки, по мнению большинства должна стоять причина – болезнь, религиозные соображения и т.д. Просто так - не отказываются! А я не торопился объяснять свой отказ и становился человеком - загадкой!
Устроить трезвую свадьбу не получилось, но сам я и моя Любимая, конечно, пили не спиртное, а только-только появившийся тогда «Тархун». Я начал создавать свою семью по тем принципам, которые были для меня уже непреложны – то есть спиртного в моём доме не было. Нет его и сейчас – когда приходят в гости знакомые – они знают, что угощать я буду хорошим кофе или настоящим чаем, и только спиртного на столе не будет. Моим детям было уже легче – они с рождения привыкли к тому, что в нашем доме, даже на праздники алкоголь не пьют, они знают, что можно весело встретить Новый год без шампанского и отпраздновать любой семейный праздник (день рождения, день создания семьи, любую годовщину) разливая по бокалам газировку, квас или коктейль. И самое главное – им это не кажется СТРАННЫМ.
Сейчас мне 45. Я не знаю вкуса алкоголя, включая и вкус пива, никогда не держал во рту сигарету, но я не считаю это упущением. Не считаю, что что-то потерял в жизни, никогда не жалел и думаю уже не буду, жалеть об этом. Без всего этого жизнь намного полнее и прекраснее, я убедился в этом на собственном опыте. Другой вопрос – легко ли в нашем обществе быть трезвенником? В обществе, где употребление алкоголя возведено в ранг традиции, где без рюмки не решаются вопросы, где без сигареты не завязывается беседа. В обществе, где в трезвости не заинтересованы ни власти, ни граждане. В обществе, где непьющий человек вызывает сначала подозрение, а потом неприязнь, потому что он «не такой как все», где можно в ответ на отказ выпить, услышать: «Ты больной или сволочь?» Здесь ответ один – трезвенником быть трудно.
Почти невозможно!
Почти…
КонстантинДата: Вторник, 29.11.2011, 16:29 | Сообщение # 3
Level 7
Группа: Пользователи
Сообщений: 470
Статус:
Quote (DoktorAlex)
трезвенником быть трудно. Почти невозможно! Почти…

согласен на все сто, пытаюсь прийти к абсолютной трезвости, но пока только пытаюсь, т.к. иногда (достаточно редко правда) приходится выпивать. Приходится. Хм... Традиция...
Quote (DoktorAlex)
В обществе, где употребление алкоголя возведено в ранг традиции, где без рюмки не решаются вопросы, где без сигареты не завязывается беседа. В обществе, где в трезвости не заинтересованы ни власти, ни граждане. В обществе, где непьющий человек вызывает сначала подозрение, а потом неприязнь, потому что он «не такой как все», где можно в ответ на отказ выпить, услышать: «Ты больной или сволочь?»

Я испытал на себе зависимость( пускай не особо сильную) от алкоголя и сигарет. Самостоятельно дошел до того, что МНЕ ЭТО НЕ НАДО, что ЭТО МЕШАЕТ ПОЛНОЦЕННО ЖИТЬ МЫСЛИТЬ, ЧУВСТВОВАТЬ И ПРИНОСИТ СЛИШКОМ МНОГО СТРАДАНИЙ И ГОРЯ БЛИЗКИМ.
Еще немного силы воли и самоубеждения - и я брошу совсем.
Курить бросить было легче: раз - и бросил.


Сообщение отредактировал Кот - Вторник, 29.11.2011, 16:30
OnДата: Вторник, 29.11.2011, 17:58 | Сообщение # 4
Level 8
Группа: Пользователи
Сообщений: 664
Статус:
В крупных городах бухать становится не модно, потому что
Quote (Кот)
ЭТО МЕШАЕТ ПОЛНОЦЕННО ЖИТЬ МЫСЛИТЬ, ЧУВСТВОВАТЬ

Уже доходит до того даже, что менты не пьют. ХЗ, докатится ли эта мода когда-нибудь до деревень.

Есть другая проблема, из за которой сельским жителям трудно бросить пить - запредельное ханжество окружающих. Если человек решит, скажем, бегать трусцой или коллекционировать открытки или сделает нетипичную прическу - его тут же запишут в ненормальные и задавят общественным прессингом. Однако, пьяным он имеет полное право стоять с расстегнутыми штанами и петь песни средь бела дня - это не осуждается. Т.е. пьяным человек получает право быть собой. Трезвым быть собой запрещено. Нужно как-то ломать устои. Гей-парады организовывать в деревнях, что-ли.
ЗаПаханапыДата: Среда, 30.11.2011, 08:56 | Сообщение # 5
Level 3
Группа: Пользователи
Сообщений: 52
Статус:
Quote (On)
Нужно как-то ломать устои. Гей-парады организовывать в деревнях, что-ли.

Если только для того, чтобы юношеские души не подвергались вредному влиянию.....а так да плевал я на чье то мнение с высокой колокольни.....есть мнение моих родственников, пяти друзей и любимой, к которым я прислушиваюсь, но они уважают мой выбор...ну еще путевые люди, воспитанные, мудрые, подсказывают.....а так, что то там кто то визжит - не ребят, вы совершаете преступление - лезете в мою жизнь, НОГТЕМ НАХЕР!!!! авторитетов мало, которые гнут свою линию до конца....к которым испытываешь уважение.....который может сказать то, предложить то, чем сам живет, чему сам не изменяет, а не просто слово, модное и ненужное......но сейчас таких людей очень мало, их практически нет......поэтому трусцой, поэтому коллекционер с прической и попробуй скажи что нибудь....в зубы.........................пью и курю...............пытаюсь выдавить это из своей жизни, но все то о чем написано выше, традиции, привычки, так водится...........но пытаюсь


Z|P

Сообщение отредактировал ЗаПаханапы - Среда, 30.11.2011, 08:57
DoktorAlexДата: Воскресенье, 28.10.2012, 13:47 | Сообщение # 6
Level 5
Группа: Пользователи
Сообщений: 105
Статус:
Эссе о Ней

Сколько себя помню всегда ждал Её… Искренне и самозабвенно, даже как-то неистово, что ли, складывая в уме цифры – сколько осталось ДО. До Её Прихода. Рисовал в своих самых смелых фантазиях Её образ, строя планы и загадывая желания. Казалось, стоит пережить вот эти несколько дней, совершенно пустых и ненужных, которые разделяют нас, и тогда всё случится, Она придет и всё наладится. Всё станет на свои места, я пойму, что не так уж всё и плохо, что жизнь налаживается. После Её прихода я смогу быть самим собой, делать то, что мне нравится, а не то, что положено, смогу распоряжаться своим временем, своими силами, да и самим собой, наконец. Она, и только Она сможет подарить мне невероятное, щемящее чувство свободы, нет, скорее даже не свободы – а Освобождения! Да-да, освобождения от серости и будничности, от повседневности и отупляющей суетности. Всё потому, что Она – Праздник и Награда, лучшее, что посылает это чудовищное создание – Календарь… Она – ПЯТНИЦА!!!
SkeppiДата: Понедельник, 29.10.2012, 23:15 | Сообщение # 7
Level 10
Группа: Пользователи
Сообщений: 1291
Статус:
рукоплещу! smile
DoktorAlexДата: Вторник, 27.11.2012, 18:21 | Сообщение # 8
Level 5
Группа: Пользователи
Сообщений: 105
Статус:
Александр Дерюшев

Проходная на тот свет

Рассказ

- Лёха, где дрель?
- А дрели больше нет – сломалась… Мироновна вчера сказала, что там какая-то обмотка сгорела. Так что это навсегда, если ты конечно новую не купишь. На свои.
Лёха стянул перчатки, налокотники и бросил в мусорное ведро. Постоял и плюнул туда же.
- Пойдём – покурим, что-то сегодня работа только прибывает – фиг справимся!
- А ты на дом работу возьми! – ухмыльнулся Игорь, беря с полки старую, добрую ножовку, которая служила здесь уже много лет. – Мне курить некогда – вот этого дедка ещё не вскрывали, а там пара жмуриков со вчерашнего дня лежат – и Игорь кивнул на накопитель.
На крыльце морга привычный букет из запахов формалина, гниения и полуразложившегося алкоголя из вскрытых желудков заметно ослабевал и смешивался с запахом цветущей сирени и мочи. Здесь, по ночам, тусовалась молодёжь, не озабоченная поисками мест общего пользования. Лёха закурил и присел на корточки.
- Опять куришь? – проворчал заходивший в накопитель доктор Комлев - Только бы не работать – у тебя висельник не мытый, не одетый и зашитый как попало, а ты всё куришь!
- Да сделаю я всё, Палыч, не переживай! – висельник на хрен никому не нужен – за ним на этой неделе точно никто не приедет!
- Типун тебе на язык - в холодильнике и так мест нет – Виктор Павлович сделался ещё мрачнее, чем был и юркнул в дверь.
- Вот, козёл, всё настроение испортил! – Лёха затушил только что прикуренную сигарету, бросил на крыльцо и вернулся в секционный зал. Там Игорь уже успел распилить череп и разложил мозг у плеча трупа, что б доктору было удобнее смотреть.
На улице послышались звуки подъехавшей машины и в накопители зазвучали голоса милиционеров, которые отборным матом описывали свои проблемы – труп очередного висельника никак не помешался на узкой каталке и всё норовил сползти на пол. Лёха открыл дверь в накопитель и проворчал – Вы сегодня успокоитесь, господа офицеры? Которого жмура уже за день привозите? – на что лейтенант нехорошо усмехнулся и, сплюнув на пол, сказал – Ты знай, режь, а сколько привозить – не твоё дело!
- Да, уж и так затоварились совсем, а в холодильнике мест нет! – Лёха махнул рукой и вернулся в секционный зал, где его тут же окликнул Игорь: - Ты так и будешь бродить – вот Палыч сейчас заявится и будет тебе от него кирдык!
- Да видел он уже меня… Сделаю я всё, чего вы все распереживались – подумаешь три трупа! Ты вон лучше свеженького висельника на себя отпиши! – Лёха замурлыкал одному ему известный мотивчик и наконец, вернулся к работе. Всё что ему приходилось делать – он делал практически на автомате, поэтому мысли были заняты совсем другим. А подумать всегда было о чём – жизнь как-то не особенно складывалась – дома ждала парализованная мать, за которой требовался постоянный уход. Это собственно и была вся его семья, потому что бросить мать он не мог, а женщины не собирались связывать свою жизнь с мужиком, у которого кроме квартиры был еще такой «прицеп». В свои 48 Лёха так и не был женат, а все его связи продолжали оставаться «случайными», хотя по своему твёрдому убеждению он считал, что случайностей в жизни не бывает. Вообще. Мать давно не интересовали его, Лёхины, проблемы, она ушла в свою болезнь, в свои собственные непростые переживания и все разговоры теперь ограничивались жалобами на сегодня, цифрами давления, выписанными, невыписанными и купленными медикаментами. Уходя на работу, Лёха оставлял матери собственноручно сваренный обед, необходимые таблетки на табуретке у кровати, замыкал кухню, что б не возникало соблазна включить газовую плиту или воду, забыв потом выключить… Такой образ существования был у Лёхи последние несколько лет, он смирился с этим и что удивительно это не сломало его, он не спился, как многие его приятели, не потерял работу, не опустился. А то, что стал угрюмым – что ж – это и не самое плохое, что могло бы случиться…
За полчаса до конца рабочего времени в секционный зал вошел Виктор Павлович и те, кто увидел его лицо, сразу побросали работу и приготовились услышать что-то из рук вон выходящее. Лёха закрыл кран и положил шланг рядом с трупом, которого только что обмывал. Нехорошее предчувствие шевельнулось в душе и стало стремительно разрастаться с каждым словом доктора…
- Мужики – обращаясь сразу ко всем санитарам – сказал доктор – тут такое дело… в аэропорту самолет сгорел… с пассажирами…
- Полный и окончательный Писец – констатировал Игорь и в тишине эти слова прозвучали особенно громко.
Между тем, не обратив внимания на комментарий, Виктор Павлович снял очки и продолжил, близоруко жмурясь:
- Вобщем там службы уже работают – скоро привезут пять грузовиков …с останками… вобщем надо задержаться. Разгрузить и принять… Приказать не могу – прошу.
Все молчали и только Игорь, по своей натуре молчать физически неспособный, сразу высказался:
- Ну ни хрена себе, это столько работы – да мы втроем и до ночи не управимся… Остальные вполне разделяли это мнение, но продолжали молчать. Каждый прикидывал, чем именно ему чревато это происшествие.
Виктор Павлович сделал паузу, и спросил: - Ну, так как, мужики, выручите?
Мироновна высморкалась и грубым, прокуренным басом спросила:
- В помощь–то кто будет? Может менты помогут?
- Это вряд ли… а вот пару студентов смогу привлечь – сами понимаете – не каждый согласится!
¬¬ - Офигеть можно! – выразил общее мнение Игорь и сплюнул – А доплата будет за сверхурочную?
- Да с чего Вам доплачивать – финансирование сами знаете какое… - Виктор Павлович по-прежнему ждал ответа.
Лёха тяжело вздохнул, уже в деталях представляя речь матери о том, что он невнимательный, болтается после работы где попало, только лишь бы ей не помогать… Объяснять подробности не имело смысла, да и не очень хотелось.
Времени на решение уже не осталось, потому что во дворе послышалась милицейская сирена и все сразу поняли – началось!
Все, включая и Виктора Павловича, вышли на крыльцо морга.
Милицейский УАЗик сопровождения эффектно затормозил у крыльца, из
него медленно, словно сгущенка из банки, вытек округлой формы старший лейтенант и обращаясь к доктору, сказал:
- Принимайте! Пойдем, акт подпишем, а судебники и прокурорские сейчас подтянутся! Доктор, молча, пошел в помещение, а старлей, семеня следом, продолжил:
- Мои ребята сейчас периметр закроют, чтобы никто не прошел, а то могут родственники набежать – прикинь, чего начнется!
Студенты, двое худощавых парней с хмурыми лицами, подошли, когда во дворе уже стояло пять грузовиков, а санитары разобрали из подсобки лопаты. В накопителе предварительно раскатали рулон брезента и убрали в один угол дневные трупы. Каталок оказалось мало, поэтому их составили вместе и трупы сложили штабелем.
Водители грузовиков собрались в дальнем углу двора и нервно курили, разговор не клеился и они часто бросали взгляды на машины, в надежде, что всё закончится быстро, и они смогут слинять отсюда побыстрее. Лёха узнал среди водителей соседа из своего подъезда, помахал ему рукой и крикнул:
- Семен, может пособишь?
«Узнанный» водитель передернул плечами и демонстративно отвернулся.
Игорь хлопнул Лёху по плечу и сказал:
- Да ладно тебе – не видишь очкуют мужики! Это нам давно всё похрену, а они больше царапины может, и не видели никогда! Некоторые знаешь, как крови боятся – прям в обморок падают! У меня соседка всё докапывалась – расскажи про работу, да расскажи…
Лёха заинтересованно повернулся и спросил:
- Ну? Рассказал?
- … рассказал… так она теперь со мной не здоровается, обходит стороной, как будто я этот… как его… бензопила из Техаса! – Игорь усмехнулся и сплюнул на крыльцо.
- Ну и сказал бы что работаешь в проходной где-нибудь… - улыбнулся Лёха.
- Да-да, в проходной на тот свет! – Игорь заржал и осекся, поймав на себе удивленные взгляды водителей.
Из здания вышел Виктор Павлович, а за ним, вытирая потное лицо грязным носовым платком, «вытек» старлей, продолжая на ходу перебирать бумаги.
Доктор, обращаясь сразу ко всем, тихо сказал:
- Ну что, начнем?
Все молча, двинулись к машинам. Из-за высоких бортов ничего видно не было, однако через щели просачивалась, капала и собиралась в небольшие лужицы кровь разных оттенков – от алой, до совсем почти черной.
Одновременно к машинам подошла группа только что подъехавших людей – часть из них была в милицейской форме, и судя по погонам при чинах, часть - из прокуратуры, и двое в гражданской одежде, но именно они видимо и были главными. Врач с санитарами и приехавшие остановились у первого грузовика. Высокий, худой мужчина с короткими совсем седыми волосами, обращаясь к доктору, сказал красивым, хорошо поставленным баритоном:
- Значит так: вон там сейчас расстелют брезент – на него будете складывать сохранившиеся трупы, в ряды. Фрагменты тел сразу относите в накопитель…
После всех инструкций и наставлений санитары и студенты взялись за работу. Лёха сначала работал наверху – подтаскивая к открытому заднему борту тела и передавая тем, кто их тащил дальше… Тел было много, очень много. В глазах рябило от мужских, женских, детских лиц, разных возрастов, разных размеров, все они и тела и одежда были сильно перепачканы кровью. Кровь была, казалось, везде – руки в перчатках скользили по крови на телах, ботинки скользили по окровавленному полу кузова, фартук был покрыт кровавыми потеками, а потом пятнами покрылись и рукава рубашки, и брюки… Запах свежей крови, кажется, пропитал всё окружающее пространство. Каждый вдох, даже через марлевую маску, добавлял в легкие этот тяжелый запах. Запах смерти, внезапной, нелепой, непонятной и потому особенно страшной.
Лёха привык к смерти, за несколько лет работы в морге он привык, кажется, ко всем её видам… но раньше она приходила порционно – по несколько трупов в день, с которыми он работал – раздевал, мыл, проводил предварительное вскрытие, пилил черепа, разрезал ключицы и ребра большим хирургическим ножом, вскрывал грудные клетки и брюшные полости… Процедура вскрытия со всеми её малопонятными обычному человеку особенностями стала привычной и никаких особенных чувств уже не вызывала – он просто делал работу. Работу, от которой порой даже врачи, приходящие на вскрытие своих пациентов, бледнея, отворачивались, или вообще уходили, не достояв до конца. Сегодняшняя работа существенно отличалась от обычной. Десятки исковерканных тел представляли собой невероятное месиво. Смерть здесь порезвилась на славу. Какая Карма собрала всех этих совершенно разных, не знакомых между собой людей, которые еще пару часов назад были живы, полны планов, надежд, где-то там, на высоте в 10000 метров спали, говорили, мечтали, думали, кушали… жили? И вот теперь все стали одинаковыми. Мертвыми. Смерть в большинстве случаев совсем незаметная, приходящая с последним вздохом, с последним ударом сердца, на больничной койке или дома, здесь на каждом оставила свои страшные следы.
После первого грузовика, когда лопатами был очищен пол кузова от «фрагментов», как красиво назвали руки, ноги, просто внутренности, с разматывающимся «серпантином» кишечников, головы, Лёха перешел в следующий грузовик. Больше всего было неприятно брать в руки именно головы, особенно, если были открыты глаза… Взгляд этих мертвых глаз, словно спрашивал у Лёхи:
- Мужчина, куда это ты меня несешь? А где всё остальное? Тело моё где?
Чтоб избавится от этих ощущений Лёха старался делать всё чисто механически, а сам думал о другом. Например, о том, что добраться вечером до дома будет сложнее, что сверхурочную работу, конечно же, не оплатят, хотя лишними деньги бы никак не были. Ещё думал о матери, которая беспокоится, что его нет. Хотя возможно не столько из-за него самого, сколько из-за того, что сидит без ужина.
Работали почти три часа. Прокурорские продолжали осматривать трупы, писали протоколы, собирали документы и судя по всему собирались задерживаться здесь еще надолго, с ними остался и Палыч. Лёха с Игорем отпустили Мироновну и студентов, а сами еще притащили шланг и мыли кузова, потом таскали из пожарного ящика песок и присыпали во дворе кровавые лужи, ручейки и дорожки…
Проводив взглядом отъезжающие грузовики, Лёха пошел в душевую. Сначала просто стоял под струей теплой, мутной, с привкусом ржавчины воды, опустив голову и стараясь вообще ни о чем не думать, потом намылился старым обмылком, смыл пену и не торопясь оделся. В коридоре столкнулся с Виктором Павловичем, тот, пропуская, тихо сказал:
- Алексей, спасибо тебе, ты уж не обижайся - сам видишь какое дело – кого еще просить…
Лёха махнул рукой и коротко ответил:
- Да ладно… сделали же…
Он вышел со двора, прошел вдоль парка и свернул на центральную улицу. Вечер уже заканчивался, но здесь было светло. Работали магазины и кофе. Проходя мимо ресторана, Лёха обратил внимание на группу молодых парней с банками пива, которые весело над чем-то смеялись, сопровождая хохот комментариями с матом. На него тоже обратили внимание, и кто-то из компании крикнул:
- Эй, чел, ты чего такой хмурый – недопил или перепил? – но наткнувшись на взгляд Лёхи, парень осекся.. и, кивая на Лёху кому-то из компании, сказал – Псих какой-то.. обдолбанный что ли…
Лёха дошел до автобусной остановки и тяжело опустился на скамейку. Только сейчас он почувствовал усталость, настоящую, физическую усталость. Болели руки, натруженные лопатой, болела спина, которая хоть и привычна к перетаскиванию тел, но сегодняшняя нагрузка была больше обычной. Болело что-то внутри, где-то там, где, наверное, должна находиться душа. Надо было разобраться – она ли была причиной той боли, которая родившись из незначительного ощущения, быстро разгоралась, или это было банальное сердце… Лёха, не спеша закурил, смотря вслед уходящему автобусу. Жгущая боль стала почти нестерпимой, на этом уровне замерла, и вдруг он перестал её ощущать вообще, словно захлопнулась дверь. Лёха вдруг почувствовал, что вместе с этим и в сердце что-то захлопнулось. Навсегда.
- Ну, вот и всё…
- Что всё? - не поняла, сидящая рядом женщина, и посмотрела на него, брезгливо отодвинувшись.
Лёха не обратил внимания на вопрос и уже тише продолжил:
- Вот и моя очередь…
- Куда очередь-то? Пить надо меньше – глюков не будет!
- В проходную… - Лёха усмехнулся. И умер.

25.10.12
КонстантинДата: Среда, 28.11.2012, 16:21 | Сообщение # 9
Level 7
Группа: Пользователи
Сообщений: 470
Статус:
Очень понравился рассказ. Глубокий и правдивый. Сильно зацепил за живое, за: "что-то внутри, где-то там, где, наверное, должна находиться душа".
Memento mori.
Спасибо, Саша!
lightДата: Среда, 28.11.2012, 16:45 | Сообщение # 10
Level 7
Группа: Пользователи
Сообщений: 329
Статус:
Да уж, много узнаваемого в этом рассказе...
КонстантинДата: Среда, 28.11.2012, 17:26 | Сообщение # 11
Level 7
Группа: Пользователи
Сообщений: 470
Статус:
"Надорвал" душу Лёха... Вот и думаешь порой, что с каждым может быть такое: перебор, когда не сможешь вынести груза( морального, физического, умственного...) Закаленный жизнью Лёха хоть и умел делать работу на автомате, думая о чем-то другом, отвлекаясь, не смог выдержать давление такой массы смерти и горя. "...в сердце что-то захлопнулось. Навсегда".
DoktorAlexДата: Среда, 28.11.2012, 18:03 | Сообщение # 12
Level 5
Группа: Пользователи
Сообщений: 105
Статус:
Костя, спасибо за отзывы... долго не решался печатать этот рассказ, но теперь вижу - не зря!
SkeppiДата: Среда, 28.11.2012, 20:06 | Сообщение # 13
Level 10
Группа: Пользователи
Сообщений: 1291
Статус:
спасибо за рассказ! очень, очень и очень "цепляет". задумался о мимолетности жизни и о ушедших друзьях и близких...
SkeppiДата: Среда, 28.11.2012, 20:42 | Сообщение # 14
Level 10
Группа: Пользователи
Сообщений: 1291
Статус:
Александр, а можно перепостить со ссылкой на автора на один из омских ресурсов? Если нет - так нет.
DoktorAlexДата: Среда, 28.11.2012, 20:47 | Сообщение # 15
Level 5
Группа: Пользователи
Сообщений: 105
Статус:
Да ради Бога! Если можно сбрось ссылку на ресурс - я посмотрю - может отзывы будут...
SkeppiДата: Среда, 28.11.2012, 21:29 | Сообщение # 16
Level 10
Группа: Пользователи
Сообщений: 1291
Статус:
"Охота и рыбалка в Омской области", тема "Житье-бытье" http://omskhunter.com/phpBB3/viewtopic.php?f=8&t=1588&p=84487#p84487
DoktorAlexДата: Среда, 28.11.2012, 21:37 | Сообщение # 17
Level 5
Группа: Пользователи
Сообщений: 105
Статус:
Буду ждать отзывы

Сообщение отредактировал DoktorAlex - Среда, 28.11.2012, 21:54
DoktorAlexДата: Четверг, 27.12.2012, 21:04 | Сообщение # 18
Level 5
Группа: Пользователи
Сообщений: 105
Статус:
А. Дерюшев
ПОЦЕЛУЙ
Рождественская сказка для взрослых

Он не помнил, точнее просто не заметил, когда под ногами исчезла тропинка. Теперь он просто шёл по снегу, снег был неглубоким, и создавалось впечатление, что это дорога. Мир вокруг утонул в завитках метели, а может быть его просто и не было уже… Может он куда исчез, оставив человека одного. Без мира… Холод забрался везде, куда только смог, и теперь предпринимал попытку общей, лобовой атаки, казалось, что мороз просачивается прямо через ткань куртки и брюк, и что самое страшное – у него это получалось. Человек ощущал, как тепло буквально по каплям уходит, признавая власть холода. Битва была проиграна, и организм обсуждал вопросы окончательной капитуляции, которая должна была наступить очень скоро. Движение уже не давало защиты, но получив приказ неугомонного сознания мышцы, еще продолжали сокращаться, автоматически выполняя упражнение с названием «шаг, еще шаг, еще...». Мозг упорно твердил: «Иди», тело неохотно отвечало: «А на фига?». Сознание пробежалось по телу с ревизией, посылая депеши в мозг о том, что пальцы ног уже давно ничего не чувствуют, что недавно потерял чувствительность нос и брови перестали двигаться, помогая глазам согреться. Странно, но Он раньше и не догадывался, что мерзнуть могут глаза… а они мерзли!
Нужно было как-то переключить мысль, которая предательски шептала: «Ложись, полежи немного. Наберешься сил – пойдешь дальше, потом, а сейчас – ложись…». Он вспомнил далекий южный пляж, горячий песок, от которого слабо защищало брошенное полотенце, теплую волну. Красивые и главное теплые картинки промелькнули в сознании и угасли, как будто у фантазии сели батарейки. Удалось сделать еще несколько шагов. Он повернул голову и обнаружил, что усы примерзли к вороту свитера. Вытаскивать руки из карманов не стал, еще раз резко повернул голову, отрывая ледяную корочку, почувствовал боль и сразу подумал; «Боль – это хорошо, это значит, что еще не помер». Помечтал о том, какое ощущения мог бы вызвать сейчас глоток горячего кофе, конечно, от этого совсем не согреешься. Но все же… Мечта… мечты были, а кофе не было. Обычная ситуация. Только эта ситуация возможно станет последней в его жизни, а Он станет подснежником – так полицейские и медики называли обнаруженные весной трупы. И тут внутри встрепенулось его вредное, часто занудное и неугомонное Я: «Ну, всё, надо же, заумирал… а ну марш вперед, подбери сопли!». Надо не сбиться с ритма ходьбы и тогда не придется отслеживать каждый шаг – всё происходит практически на автомате. Ветер усиливался, и кажется мороз тоже старался не отставать… «Сколько интересно сейчас? 40? Хотя… какая, блин, разница… сейчас главное просто идти, всё остальное потеряло смысл и цену». И тут Он запнулся за что-то в снегу и упал, сначала на колено, а потом неудобно повалился на бок. Руки так и остались в карманах, и оказалось, что теперь их вытащить совсем не просто. «А надо ли вытаскивать? Оно тебе надо – упал и лежи, так проще согреться» - чей-то шепот в голове был приятен и отвечал потребностям измученного тела. Надо просто свернуться калачиком и закрыть глаза. И всё. Больше ничего не надо. Никому не надо. Даже думать не надо. Просто лежать и всё. Наверное, это и есть настоящее счастье – а все мучаются – думают – какое оно, счастье…?
«Ну, и чего разлегся? Нашел время и место! А ну, встать!» - вредное Я никак не унималось. Казалось, если б у этого Я были свои, отдельные ноги, оно сейчас начало бы пинать своё собственное тело. Но пинать было нечем, и тело продолжало лежать. И всё же Он заставил себя открыть глаза и … ничего не увидел, ничего кроме снега. «А может и правда… хватит… зачем всё это?». Он опять закрыл глаза и прошептал: «Отче наш, иже еси…». Странно, неужели, если шевелить губами, то они согреются – этого не может быть, но ощущение тепла на губах БЫЛО. Он всё еще мог отличить галлюцинацию от реальности, и это было не впечатление, а ощущение! Теплота на губах могла означать только одно – поцелуй. Поцелуй был нежен и страстен одновременно, чуть ощутимое касание чьих-то губ было настойчивым и требовало ответного чувства и действа! Я, Вредное Я, несколько подленьких и пугливых мыслишек, сразу замолчали, наблюдая за Чудом. Он попытался открыть глаза, что б увидеть Чудо, но не смог. Толи ресницы успели смерзнуться, толи сил на эту каторжную работу больше не осталось. «Ты кто?» - ответа не последовало, но поцелуй стал еще сильнее, увереннее, и самое главное – жарче! Его губы уже ощущали не только тепло, а горячую влажность, с чуть заметным привкусом земляники. В ответ в теле что-то стремительно просыпалось, нет, это не было «вторым дыханием» - все «дыхания» закончились раньше, еще при ходьбе, мобилизованные Вредным Я. Это была как минимум «вторая Жизнь». Новая, молодая, упёртая, не признающая таких понятий, как слабость и немощь. У неё была только Сила и Мощь!
«Ты кто?» - Дарящая Жизнь должна, просто обязана иметь имя, и Он продолжал надеяться, что выяснит это. В ответ Он почувствовал, как целующие губы сложились в улыбку. Стало теплее. Нет, не снаружи, внутри, там, где очень глубоко откликнулась на Чудо занятая сборами в дальний Путь Душа.
Вредное Я привычно заворчало: «Блин, нигде покоя нет… полежать не дадут!» Помолчало, наблюдая за движением тела, и добавило: «Вечно кто-то припрётся и пристанет!..»

Небольшой сугроб зашевелился и стал превращаться в человека. Чудо продолжалось. Он открыл глаза и перво-наперво стал искать взглядом Её, ну никак не могла Она оказаться просто виденьем. И убежать так быстро не могла. Где Она? Он поднялся и осмотрелся. Да, она не потерялась совсем, она превратилась в Свет. Вон он - едва заметный огонек в паре сотен метров. Огонек в окне сторожки.

26.12.12
[b]
DoktorAlexДата: Суббота, 31.05.2014, 19:11 | Сообщение # 19
Level 5
Группа: Пользователи
Сообщений: 105
Статус:

Пять половинок булочки     Когда маму положили в больницу сестры Вера и Варенька решили, что её надо кормить.
Вопрос этот решать было сложно даже Вере в её девять лет, а Вареньке было
только семь, и она, по неопытности, полностью полагалась на сестру.      
Шел 1943 год… совсем недавно в их маленький, так и недостроенный отцом домик,
принесли похоронку. Они знали, что это такое. Эта бумажка означала, что папку
убили на войне. Фашисты. Варенька, лежа на палатях, часто думала – за что убили
папку, ведь он совсем не злой, а даже наоборот – хороший и добрый, носил её на шее.
Даже на приписной пункт в Дом обороны нес её на шее, а Вера тогда шла рядом,
потому что большая уже на шее сидеть! Не в силах это понять Варенька снова
плакала, прячась в одеялко. Пряталась потому, что была еще Любочка, их младшая
сестра, которой нельзя было показывать слезы, ведь она старше! Четырехлетняя Любочка
про похоронку ничего не знала и даже папку не вспоминала, ей было вполне
достаточно, что рядом была мама и две сестры.   И вот теперь маму положили в больницу.
Сестрыостались одни, изредка заходила соседка, что б спросить – кушали ли они
что-нибудь? Сестры отвечали, что ходят в «пятый магазин», где им выдавали пайку
хлеба. Правда приходилось стоять в очереди и ночью – они меняли друг друга и получив,
наконец, хлеб делили его «по-честному» - половину пайки съедали по дороге, а
половину приносили Любочке. Она ждала их, сидя на подоконнике, и увидев –
радостно махала ручками. Больше в магазине ничего не давали. Дома они варили
прошлогоднюю картошку, но её было мало – надо было экономить, и они ходили в
огород, в который уж раз перекапывали землю в поисках пропушенной картошки. Найти
мерзлую. почти гнилую картошку – было счастьем! Они приносили её в дом,
складывали на печку, кулачками расплющивали и ждали, когда она испечётся,
превратившись в лакомство. Сытное и сладкое.    
Вера, по праву старшей сестры, предложила: «Маме надо отнести в больницу что-то вкусненькое!»
Варенька высказала свое мнение: «Давай
унесем ей наши половинки булочек, что дают в школе – они ведь такие вкусные…».
Вера поддержала, но сразу внесла уточнение – двух половинок мало, надо копить половинки!
А Любочка ничего не сказала, может потому что по малолетству права голоса еще
не имела, а может потому что была не согласна с постановкой вопроса, ведь часто
эти половинки доставались ей, а отказаться от них у неё просто не хватило бы
сил!  Сестры копили половинки долго. Целых два дня.
Когда в укромном месте уже лежали четыре половинки, к Вареньке, на переменке в
школе, подошел Митька и смущаясь протянул ей свою половинку булочки: «Варя,
возьми… это тебе…». Варенька взяла, потому что невозможно было отказаться от
такого сокровища, да и Митьку обижать отказом не хотелось, было видно, что он
искренне, от всего сердца. Так у сестер оказалось целых пять половинок булочек.
Они не знали откуда брались эти булочки в голодное военное время, но ради них
хотелось идти в школу, ради них ученики ждали переменку.  Вбольницу пошли в воскресенье.
Дождались, когда закончится дождь, одели Любочку
в клетчатый сарафанчик, который подарили соседи еще до войны, и пошли.
Половинки булочек завернули в чистую тряпочку и положили в холщевую сумку Веры,
потому что она так сказала и потому что её сумка застегивалась на большую, а
потому надежную, пуговицу. А нести сумку Вера, опять же волевым решением,
позволила Вареньке. Варенька очень гордилась таким доверием и повесив сумку на
плечо взяла за ручку Любочку. 
Шли долго, во-первых потому, что Любочка посвоей крайней молодости быстро ходить еще не могла,
а во-вторых – приходилось обходить
лужи и искать тропинки, что б ни увязнуть в грязи. С трудом преодолели подъем в
гору, и уже когда за деревьями больничного сквера показалось здание больницы,
которую толи из-за кирпичного цвета, толи по политическим мотивам называли «Красной»
- случилась беда… Самая настоящая Беда, которую не ждали. Варенька, в очередной
раз, поскользнувшись, не смогла удержаться на ногах, и упала в грязь, обрызгав
при этом сестер и самое страшное, зачерпнув в сумку изрядную порцию жидкой
грязи. Вера замерла не в силах что-то сказать. Это была катастрофа, крушение
всего… Варенька даже не заплакала, потому что страх за булочки парализовал все
остальные эмоции. Половинки булочек, это бесценное сокровище, которое нужно
было беречь больше жизни, теперь плавали в грязном месиве внутри сумки…   
Наконец,обретя речь, Вера закричала: «Ты что натворила, дура!». А Варенька сидела в
луже и ждала тот момент, когда сможет расплакаться и хоть как-то облегчить тот
непомерный груз, что обрушился на её жизнь…А Любочка задорнохохотала, показывая пальчиком на Вареньку.  
Что-то надо было делать. Варенька подняласьиз грязи и только тогда расплакалась, громко, навзрыд, вкладывая в свои
причитания всю боль и стыд от совершенного преступления, даже не обратив
внимания на подзатыльник, который Вера не упустила возможности ей закатить.
Здесь же, у сломанных досок деревянного тротуара они вынули из сумки половинки
булочек, обтерли их травой и даже сполоснули в луже, отчего они еще сильнее
размокли и стали больше похожи на лепешки. Завернуть их пришлось в лист лопуха
и нести уже в руках, потому что сумка нуждалась в стирке и использовать её было
конечно нельзя.    Девочек остановили уже у входа в больницу, истрогая санитарка велела ждать.
Мама спустилась к ним через четверть часа, она
сразу села на табурет у стенки и улыбнулась девочкам. Было видно. что даже
улыбка давалась ей с трудом, а поход от палаты до приемного отделения забрал
почти все силы…  «Мамочка, поправляйся быстрее, мы вот тебебулочки принесли…»


Сообщение отредактировал DoktorAlex - Суббота, 31.05.2014, 19:14
DoktorAlexДата: Пятница, 04.09.2015, 21:12 | Сообщение # 20
Level 5
Группа: Пользователи
Сообщений: 105
Статус:
Цитата DoktorAlex ()
51
Форум города Тары » Культура, искусство, наука » Литература (кроме поэзии) » Размышления о жизни
Страница 1 из 11
Поиск: