ГлавнаяНовостиКультура, архитектура, искусство
Уничтожить историческую память: Партийный проект “Единой России”
Культура, архитектура, искусство
07.07.2016
1206
1
0.0

Жители Тары пытаются уберечь от горе-реставраторов старейшее кирпичное здание на территории Омской области — Спасскую церковь.

Начали за здравие

Необычайно гармоничный архитектурный ансамбль — то, что было «до»

О предстоящей реставрации Спасской церкви — яркого образца сибирского барокко, охраняемого федеральным законодательством, заговорили в 2014 году. Тогда на заседании регионального отделения “Единой России” секретарь Александр Артемов с гордостью сообщал, что партия восстановит старейшую в Омской области церковь. Всячески подчеркивалась роль правящей партии и лично депутата Госдумы РФ от Омской области Сергея Попова, руководителя проекта “Историческая память” — мол, добились включения тарского храма в федеральную программу “Культура России (2012-2018 годы)” и выделения средств из государственной казны.  

К слову, мысль о реставрации действительно была своевременной: за свою  более чем двухвековую историю объект культурного наследия дважды пережил удары шаровых молний, утратил отдельные элементы декора, а в кирпичной кладке стен пролегли глубокие трещины.

В 2015 году генподрядчик — московская компания ООО “Ремстрой” — приступила к реставрационным работам. Сразу отметим, что на объектах подобного уровня выполнять комплекс реставрационных работ могут исключительно те компании, которые обладают соответствующей лицензией. Также, согласно существующим нормам и требованиям законодательства, осуществляется технический и авторский надзор, цель которого — не допустить отклонений от утвержденной и прошедшей экспертизу проектной документации.

Итак, вокруг Спасской церкви — архитектурной жемчужины города Тары — выросли строительные леса, появилась прикрывающая фасады сетка. Реставраторы сняли один из куполов храма, начали снимать штукатурку с фасада здания. В процессе очищения фасада от штукатурки даже удалось обнаружить скрытые под ней декоративные детали.

В тарском контексте название «Историческая память» уже выглядит как издевательство

В газете “Тарское Прииртышье” (публикация от 3 сентября) сообщается:

“Главная задача строителей на первом этапе – сделать вычинку кирпичной кладки, то есть удалить разрушившиеся от времени кирпичи, а на их место вставить точно таких же размеров новые.

Укрепление древних стен – они от метра до полутора метров толщиной – проводится методом инъектирования, чем-то напоминающим медицинские уколы. Для этого примерно на треть высверливаются отверстия, и туда под давлением закачивается специальный цементный раствор. Основу для его приготовления, кстати испанского производства, в магазине не купишь. Ее в Тару привозят из Москвы. Раствор занимает в стене все пустоты и трещины, образовавшиеся со временем или получившиеся еще при строительстве храма. Таким же образом, путем инъекций, укрепляется и фундамент”.

На первом этапе реставрации также предстояло заменить кровлю и вместо пластиковых окон, установленных в ходе прошлого ремонта, поставить деревянные — дубовые.

В целом, когда начался период активных реставрационных работ, у местных жителей особого беспокойства за судьбу Спасской церкви не возникало. Находились лишь некоторые недовольные порядком расходования средств: люди, которые десятилетиями не могли дождаться ремонта трассы Омск-Тара, сетовали, что на восстановление храма деньги в федеральном бюджете нашлись, а дорога по-прежнему разбита…

Реставрация или разрушение?

Первым тревожным сигналом для краеведов и ценителей истории стало решение ООО “Ремстрой” полностью разобрать барабаны — восьмерики над основной частью здания и построить их заново. Во-первых, проектом такая самодеятельность не предусматривалась, а во-вторых — существовало опасение, что уникальные архитектурные элементы не удастся воссоздать в том виде, каком они существовали ранее. Однако, как заявил позднее руководитель фирмы-подрядчика, данные работы проводились с согласия и одобрения надзорных органов.

Как бы то ни было, дополнительных обследований не проводилось: “реставраторы” безжалостно снесли восьмерики, затянули часть корпуса полиэтиленом (в преддверии холодов), и начали отстраивать их вновь. Окончательный результат заинтересованные жители Тары смогли увидеть лишь в конце зимы, когда “специалисты” явили миру плоды своего труда…

                                                                        

Различия в архитектуре барабанов может увидеть не только специалист

И здесь не будут преувеличением слова о том, что общественники, а позднее — архитекторы и историки — пришли в ужас: ни пропорции, ни архитектурное решение вновь построенных элементов не шли в сравнение с прежним вариантом. От былой лёгкости и ощущения того, что купола стремятся ввысь, не осталось и следа. Приземистые, грубо “слепленные” конструкции барабанов исказили весь облик старинной церкви, да и сами купола стали гораздо более массивными. Помимо этого, реставраторы уничтожили ценную фреску, которая располагалась на куполе нижнего барабана, а также предложили декорировать восьмерики лепниной (вместо былых украшений из тёсаного кирпича в массиве кладки!). И, как оказалось, это было только начало…

 

Этой старинной фрески больше нет…

Анатолий Аскаленко, инженер-строитель и краевед, на протяжении многих лет изучал историю Спасской церкви, — ознакомился со многими архивными и историческими документами, собрал сотни снимков (некоторые сделаны еще в 60-е годы прошлого века). Он твердо уверен: реставраторы нарушили Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации от 25 июня 2002 г. N73-ФЗ, и причинили памятнику огромный вред:

“Оригинальные конструкции барабанов, наверное, можно было укрепить и сохранить, если бы было проведено внимательное их обследование. Теперь же вместо них построены новые, с искажением всех размеров и пропорций.

Также в апреле 2016 года вырыт котлован около фундаментов колокольни и трапезной для нового строительства двухмаршевой лестницы – всхода на второй этаж. Лестницы такой никогда не существовало. Смею предположить, что сооружение лестницы вызовет нарушение равновесия и подвижку грунтов основания, произойдет ускоренное разрушение колокольни и трапезной в течение нескольких лет.

Реставраторами разрушена часть цоколя

В июне 2016 года, в соответствии с проектом, в несущей стене колокольни пробит проём для двери в пристраиваемый тепловой узел, которого ранее не было, и разобрана часть цоколя колокольни на его месте. Сейчас начато сооружение балконов на уровне второго этажа. О былом наличии балконов в исторических источниках информации нет. В итоге мы получим перестроенное, несоответствующее историческому виду, здание. Кардинально изменится вид памятника”.

Перечень выявленных нарушений, о которых нам рассказал Анатолий Аскаленко, уже весьма внушителен:

  • Срублена выступавшая часть цоколя вровень со стеной у теплового узла, уменьшена площадь горизонтального сечения стены.
  • У свода окна в южной стене пристройки сбиты выступы замковых камней и, исходя из их «эстетических» соображений о красоте памятника (!), вокруг проёма сооружены декоративные элементы, которых раньше не было.
  • Строители предложили «удачный» вариант создания системы пожаротушения – разместить трубы для подключения пожарных машин в существующих газоходах внутри стен. Но к ним нужно добраться, значит, опять придется долбить несущие стены.
  • Проёмы имеют разный размер, и ранее окна отличались по размеру. При современной «реставрации» установлены деревянные окна одинакового размера. Искажён внешний вид фасадов.
  • Оригинальный верхний восьмерик на колокольне – шея луковки – теперь в форме призмы (а не в форме усеченной пирамиды, как было раньше).

Элементы декора, которых раньше не было — реставраторы решили внести свою лепту

Как рассказывает Анатолий Аскаленко, ремонтно-строительные работы на церкви продолжаются (это именно строительство, а не реконструкция, уверены тарчане). Все неравнодушные граждане могли наблюдать процесс штробления стены под вновь установленной дверью во втором ярусе южного фасада — старинный кирпич в прочнейшем монолите кладки никак не хотел поддаваться.

Штроба в стене колокольни на северном фасаде

И, хотя в настоящее время работы ведет уже не ООО “Ремстрой”, а ООО “Реставратор”, сносить новоделанные барабаны и создавать аналогичные прежним конструктивные элементы никто не собирается.

Борьба за храм

В начале апреля 2016 года обеспокоенные судьбой культурного памятника общественники провели открытое собрание. Перед участниками Тарской районной общественной организации (ТРОО) «Историко-краеведческий центр «Тарский уезд» выступил краевед Анатолий Аскаленко и подкрепил свой доклад историческими снимками храма. Активисты решили, что приложат все усилия для того, чтобы сохранить архитектурную реликвию города.

Через несколько дней, 12 апреля, в Таре побывал заведующий сектором археологии Омского филиала Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской Академии наук С.Ф. Татауров. Он убедился в том, что строители уничтожили культурный слой у церкви на месте фундамента вновь строящейся лестницы на глубину 1,5 м (всего толщина культурного слоя 2 м), и выразил мнение о необходимости доисследования дна котлована и его стенок:

“Прошлым летом мы обследовали территорию, прилегающую к Спасской церкви, и сделали заключение, что культурный слой достигает двух метров, в нем по всей площади много керамики XVII–XVIII веков, органики и других находок. А в середине нынешнего апреля вижу здесь огромный котлован и траншею полутораметровой глубины. В чем тогда смысл нашей работы, если потом культурный слой бесконтрольно разрушается?”

Также строители не посчитали нужным сообщить о своих находках археологам: так, в процессе работ под металлической дверью в северном фасаде выявлены металлические изделия, навесы, и существовавший ранее проём ниже уровня земли. На месте котлована “реставраторы” попросту залили фундамент будущей лестницы и исключили всякую возможность проведения дальнейших раскопок.

Самоуправство подрядной организации сподвигло археологов и общественников обратиться в вышестоящие органы: Татауров направил письмо в Минкульт Омской области, Аскаленко — Президенту РФ, а руководство Общественной организации “Тарский уезд” — одновременно в федеральный и региональный Минкульт, Администрацию Тарского района, депутату Госдумы Сергею Попову, в Общероссийский народный фронт.

12 мая в Тару прибыла делегация от лица Министерства культуры Омской области, чтобы провести выездное совещание на объекте. Общественники с удивлением обнаружили, что специалистов технического и авторского надзора в составе делегации не присутствует. Как же тогда определить соответствие проводимых работ проектным требованиям?

На совещании жителям Тары попытались объяснить, что по окончании реконструкции Спасская церковь вернется к своему историческому облику, и по итогам приняли единственное решение: «представителям производственной организации ООО «Реставратор» обеспечить взаимодействие с жителями г. Тары по всем возникающим в ходе проведения ремонтно-реставрационных работ на соборе вопросам». Попросту говоря, Минкульт отмахнулся от всех претензий относительно качества ведения работ.

В начале июня Тару посетил председатель Омского отделения Всероссийского общества охраны памятников Н.А. Шалмин, который подтвердил, что “реализованная строительная часть не соответствует ни проекту, ни оригиналу. В дополнение к несоответствию проекта, изменены и общие пропорции. Исправить ситуацию накладными декоративными элементами не удастся”. Шалмин также направил письмо в Минкульт, где сообщил о необходимости демонтажа выполненных строительных объемов (а именно: главы, верхнего барабана собора, купола и части восьмерика) и восстановлении исторического облика храма.

17 июня 2016 г. руководство «Тарского уезда» направило письмо в ООО «Архнадзор» с информацией о реставрации церкви, а в конце июня Анатолий Аскаленко обратился в приёмную депутата Госдумы РФ Олега Денисенко с просьбой помочь в деле защиты храма.

Жители задают специалистам контролирующих органов и ответственных ведомств непростые вопросы:

  • предполагал ли утвержденный проект такой результат, который получен сегодня?
  • производились ли до разборки замеры оригинальных восьмериков? Каким образом проводилась экспертиза их состояния?
  • почему не было выявлено наличие существовавшей старинной фрески на нижней поверхности купола перекрытия восьмерика?
  • Как дорогостоящий проект реконструкции мог быть утверждён без достаточной предварительной подготовки к проектированию и качественной экспертизы?

И главное: почему ни заказчик работ (Министерство культуры РФ), ни инициировавшая процесс реконструкции “Единая Россия”, ни надзорные органы не смогли обеспечить создание качественного проекта и проведение работ по реконструкции храма в полном соответствии с проектом?

Ответов на эти вопросы защитники культурного наследия пока не получили.

От лица депутата Государственной Думы РФ Олега Денисенко в интересах общественников уже составлены соответствующие депутатские запросы в контролирующие органы и органы исполнительной власти. Ситуация с “реконструкцией” культурного объекта федерального значения взята на личный контроль депутата.

Источник - сайт депутата ГД от Омской области Олега Денисенко




Комментарии (1)

avatar
0
Сегодня, 21.07.2016, около 12 часов дня, заметил возле церкви местную администрацию совещавшуюся с некими, похожими на чиновников людьми. Информация от Александра Тихонова:"Я только что оттуда вернулся. Приезжали из Министерства культа москвичи, которых пнули в Тару разбираться с ситуацией. Как обычно "виноватыми" назначили Заборовскую, Аскаленко, меня и Алфёрова, дескать "а где вы были раньше". По сути ничего нового не сказали. Мы дураки, они молодцы. Мы мешаем работать, а они занимаются благим делом. Анатолий Андреевич молодец, свою позицию им высказал, правда, это было воспринято как частное мнение. Основной посыл к нам: "А вы что предлагаете?". То есть мы должны придумать решение созданной кем-то проблемы и преподнести им."
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]