ГлавнаяБлогАлександр Милевский
Без вариантов
Александр Милевский
11.04.2020
339
2
5.0

Горсад, 1990 год. Ворота работы кузнеца А. Фирстова. Из архива МБУК "Парк культуры и отдыха".

Сегодня утром омский архитектор Никита Шалмин в модном (в силу своей вынужденной безальтернативности) в нынешние непростые времена формате видеоконференции в очередной раз представил концепцию благоустройства Парка культуры и отдыха в городе Таре:


 

 


Вообще, замечу в скобках, отсутствие альтернативы уже давно стало нормой в нашей стране (но об этом – ниже), а тут ещё и пандемия заморской болезни подлила масла в огонь. Так или иначе, накануне презентации в официальных городских пабликах появились более детальные (по сравнению с предыдущей версией) эскизы обсуждаемого проекта:


Общий вид сверху


Вид от Александровской улицы


Вид от улицы Мира


Вид со стороны гимназии


Вид от Советской улицы


Вид на сцену


Вид на большую концертную площадку


Входная группа со стороны Александровской улицы


Вид на детскую игровую площадку "Берендеево царство"


Входная группа с Советской улицы и аттракционы


В ходе презентации Никита Петрович, следует отдать ему должное, ответил на все заданные слушателями вопросы. Благодаря телефонной связи с организаторами телеконференции были озвучены даже самые неудобные (а потому и самые незаметные в чате) вопросы от представителя историко-краеведческого центра «Тарский уезд» Сергея Алфёрова. Также Никита Шалмин прокомментировал возможность создания нового парка на месте нынешней Загородной рощи возле стадиона, заметив при этом, что парк аттракционов в роще сделать не получится. Хм… А кто-то предлагал сделать из рощи парк аттракционов?

По сравнению с предыдущей, новая версия проекта благоустройства концептуально мало изменилась. Добавились ракурсы, стали видны детали. Проект, по заверениям автора, будет динамично развиваться и дорабатываться исходя из пожеланий общественности. А общественности (в том числе и в моём, не самом, в общем-то, приятном лице) проект, судя по комментариям, всё ещё продолжает не нравиться.

Почему он не нравится лично мне (точнее, что бы лично я в нём изменил) – попробую тезисно изложить ниже, но для начала скажу кое-какие дикие (и даже – страшные) вещи.

Как и любое другое искусство, архитектура формирует человека, она влияет на него. От того, в каких домах мы живём, что мы видим из своего окна, по каким улицам и паркам ходим зависит, какие мысли рождаются в голове. Архитектура воспитывает человека. Она может возбуждать или успокаивать, сводить с ума или лечить. Хорошая архитектура может заработать для города миллионы, она может прославить город на века.

И, в отличие от других видов искусства, к архитектуре нужно относиться очень внимательно, потому что цена ошибки слишком высока. Мы можем не читать плохие книги, мы можем оградить себя от плохой музыки и живописи, но от архитектуры не скрыться. Её не забыть через год, потому что здание или парк простоят минимум лет 50 и сформируют сознание нескольких поколений.

Проблема заключается в том, что все мы привыкли считать, будто в вопросах архитектуры надо прислушиваться к мнению жителей города. Но весь ужас ситуации в том, что мнение жителей города относительно архитектуры не должно волновать мэрию. Почему администрация города не выносит на голосование варианты бюджета? Уверен, народ бы решил, как лучше выйти из кризиса. Или почему в случае болезни любой адекватный человек обращается к специалистам, не жалея денег, чтобы найти оптимальное и грамотное решение?

В России беда с архитектурой именно потому, что к этой науке относятся как к приготовлению оливье. А что тут сложного? Тут покрасим, тут надстроим – и готово! У нас архитектура не воспринимается как сложная наука и искусство. Зачем приглашать профессионалов, когда любой дурак в фотошопе нарисует картинки нового проекта благоустройства парка? Зачем нужны архитекторы, если каждый знает, как должен выглядеть фасад здания или фонарный столб на улице?

А что же с мнением народа? Мнение народа спрашивают на выборах. На выборах люди выбирают тех, кто будет дальше управлять городом. На выборах люди могут выбрать проект благоустройства парка из многих проектов. Задача главы города – собрать команду специалистов, а не перекладывать ответственность на людей, которые просто не обладают достаточными знаниями.

Казалось бы, к архитектуре надо относиться очень ответственно. Именно поэтому нормальные города объявляют архитектурные конкурсы, привлекают специалистов, стараются найти оптимальное решение. А что мы видим в Таре? А в Таре (да и в России в целом) мы видим то, что озвучил экс-глава Тарского района Павел Исаев в комментариях к сегодняшней презентации: «Здесь важна, – написал уважаемый Павел Юрьевич, – позиция директора парка и главы города, они должны принять решение и отвечать за него».

Почему вообще глава города и директор парка должны принимать какое-то решение, касающееся архитектуры и отвечать за него? Можно узнать, кто из них обладает архитектурным образованием, опытом проектирования и строительства знаковых объектов, кто писал техническое задание? Кто этот талантливый человек?

Хочу напомнить, как протекают процессы правильно. Вот, например, у Варламова про здание Захи Хадид в Нью-Йорке. Так вот, её мастерская спроектировала не только фасады, но даже знаки номеров на дверях и кухонные шкафы. Это не уникальный случай. Каждый элемент здания очень важен для восприятия, поэтому хорошие архитекторы продумывают всё вплоть до мебели и дверных ручек и затем непосредственно руководят строительством.

Но не у нас. Нельзя не согласиться с тем, что, как сказал Никита Шалмин на первой презентации своего проекта, архитектор в России фактически не имеет отношение к тому, что в итоге будет построено по его проекту: всё равно проектировщик сделает всё по-своему, а подрядчик – как сумеет. Это ещё одна наша беда. Вот, например, почитайте, как архитектор Тамара Мурадова спасала здание Дворца культуры в Железногорске. Этому зданию повезло, но повезёт ли так же нашему КДЦ «Север», который на днях закрыли на реконструкцию?

Именно поэтому Тара сейчас и застроена, извините, сайдинговым говном, а историческая среда практически полностью уничтожена. Мы ходим по городу, видим пёстрые сараи, понастроенные предпринимателями в историческом центре и плюёмся, возмущаемся, как такое могли построить, почему так изуродовали город. Сейчас мы имеем уникальную возможность наблюдать, как рождаются подобные проекты. Непонимание и некомпетентность на всех уровнях. Это не случайные ошибки, это цепочка вполне закономерных действий, которые приводят к деградации среды.

Ни в коем случае не имею здесь ввиду архитектора Никиту Шалмина и не ставлю под сомнение его профессионализм. Хочу лишь сказать, что лучшим выходом из ситуации, сложившейся с Щербаковским садом, будет не назначать какого-то конкретного архитектора для данного проекта, а объявить открытый архитектурный конкурс, привлечь к участию многих профессионалов и выбрать в итоге лучший проект из многих. Вот тут уже можно подключить жителей города, проведя голосование.

Ну а пока у нас складывается ситуация, когда каждый житель, видя полную некомпетентность руководителей страны, глав регионов, городских властей во всех вопросах, касающихся, в том числе, городского благоустройства, начинает сам себя считать экспертом во всём. Не коронавирус, а коррупция и отсутствие конкуренции в итоге окончательно погубят нашу страну.

Ну и, пока мы существуем в сегодняшней реальности, и нам не предложили никакой альтернативы, позволю себе тезисно прокомментировать безальтернативный проект благоустройства центрального парка Тары, предложенный Никитой Шалминым.

1. Задача, стоящая перед любым архитектором, который возьмётся за благоустройство Щербаковского сада, не такая простая, как может показаться на первый взгляд. Я совершенно искренне не завидую Никите Петровичу. Прежде всего, нужно принять бескомпромиссное решение и чем-то пожертвовать: либо сохранять историческую планировку сада, либо делать совершенно новое общественное пространство с другой планировкой. Тут могу ответить на вопрос Никиты Петровича, что все те, кто недоволен проектом, имеют ввиду под сохранением исторической идентичности Щербаковского сада. Под ней как раз и подразумевается историческая планировка парка. Нужно как можно больше объектов оставить на своих местах: сеть дорожек (которую можно развить исходя из расположения растительных насаждений), сцену (которую можно переделать), деревья (которые нельзя вырубать) и т.д.

2. Маленькие размеры парка ставят перед архитектором ещё одну практически невыполнимую задачу: совмещение на небольшой площади шумных зон с аттракционами и детской площадкой и зон для тихого отдыха. Эта проблема решится только при появлении в Таре альтернативного места для отдыха.

3. Никита Петрович считает возможным снести дом по адресу ул. Советская №6А, чтобы открыть вид на пойму Аркарки и Иртыша. Этого ни в коем случае нельзя допустить, исторической застройки в центре города итак почти не осталось. Дом нужно законсервировать и отреставрировать при наступлении лучших времён.

4. Использование тротуарной плитки и поликарбоната при реконструкции парка должно быть исключено. Я бы сделал набивное покрытие из щебня, как это делается во всех современных парках, в некоторых местах дорожки можно сделать деревянными, как, например, сделано в Омске в сквере за музеем Врубеля. Про использование поликарбоната – вообще без комментариев. Нужно просто законодательно запретить использование этого строительного материала в архитектуре: из него можно делать только теплицы для выращивания помидоров и огурцов.

5. Вообще, в благоустройстве парка нужно использовать только натуральные материалы и природные цвета: дерево, камень, щебень, на худой конец – ржавое железо. Всё должно быть сделано в едином стиле, включая фонари и лавочки. И детская площадка «Берендеево царство» здесь не исключение. Как делать правильные детские площадки, хорошо у Варламова:



6. +60% деревьев и их видовое разнообразие – это отлично. Неплохо ещё вместо однолетних цветов научиться сажать многолетние, как это делается сейчас во всех развитых странах. И, конечно, все старые деревья необходимо сохранить.

7. Бассейн (пруд) не нужно делать круглым. Водоём будет выглядеть гораздо эффектнее, если он будет неправильной формы.

8. Фонтан я бы убрал вообще. В крайнем случае – сделал на уровне земли: детям такие фонтаны очень нравятся.

9. Насчёт спортивных тренажёров полностью согласен с Никитой Петровичем: в парке такого размера они совершенно не нужны.

10. Так называемый «живой уголок» - только в виде белок (но для этого должны быть, как сказал Никита Петрович, хвойные деревья). Никаких контактных зоопарков и прочей средневековой дикости.

11. Без ограждения парка не обойтись. И должна быть возможность закрывать парк, иначе его разнесут в первую же ночь.

12. Два дополнительных входа в парк со стороны Никольской – идея сомнительная. С учётом того, что после реконструкции число посетителей парка увеличится, я думаю, в разы, нагружать его дополнительно ещё и транзитной функцией нецелесообразно.

13. На будущее необходимо предусмотреть создание «хозяйственной зоны» со свободным посещением на заднем дворе усадьбы Щербакова с учётом перспективы реставрации зданий усадьбы: это тоже довольно распространённый положительный парковый приём.

Прошу Никиту Петровича с пониманием отнестись к критике его проекта с моей стороны и со стороны других тарчан. Все мы болеем за свой город, все – неравнодушны к его судьбе, где бы каждый из нас сейчас не находился. В конце концов, в споре всё ещё рождается истина. Несмотря на то, что наше государство делает всё возможное, чтобы в споре она умирала.


 

Теги:Парк культуры и отдыха, Комсомольский парк, Тихвинский погост, Шалмин, загородная роща, щербаковский сад


Читайте также

Комментарии (2)

0
2 1er   [Материал]
На память.




0
1 alexttv   [Материал]
Голосование в "Одноклассниках": https://ok.ru/group/55313335779330/topic/151298951447810

В "ВК" тоже запущено голосование. https://vk.com/tgp_tara?w=wall-182287151_229

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]