Дело Марии Андреевны Алешковой
ГлавнаяСтраницы сайта

25 февраля 1938 года были арестованы шесть из шестнадцати фигурантов дела «по обвинению кулацко-церковной контрреволюционной организации». Среди них – АЛЕШКОВА Мария Андреевна, о которой впервые написал журналист Сергей Мотренко в статье «О чём молчит окраина» ещё в 1989 году.

Документы Тарского архива подтверждают, что Марию Андреевну Алешкову действительно приглашали в горсовет по вопросу деятельности православной общины. В протоколе заседания президиума горсовета от 13 февраля 1938 г. значится вопрос «О разрешении проведения общего собрания верующих граждан Спасской церкви», по которому якобы докладывала тов. Алешкова. Этими же документами подтверждается, что председателем горсовета в это время был тов. Михель.

Родные Марии Андреевны так ничего и не узнали о дальнейшей судьбе своей мамы и бабушки. О том, что происходило с Марией Андреевной после ареста и за что она всё-таки была расстреляна рассказывают несколько листочков из дела П-5159 Омского архива ФСБ. Ордер на арест, протокол обыска, где указано, что «при обыске ничего не обнаружено», анкета арестованного (почему-то датированноя тремя днями раньше даты ареста), три протокола допросов – вот и все документы для обоснования расстрела 55-летней матери пяти детей и бабушки нескольких внуков.
Уже 27 февраля следствие по делу было завершено, 4 марта смертный приговор в отношении М.А. Алешковой был вынесен, а 16 марта приведён в исполнение в Таре.



Протоколы допросов Алешковой Марии Андреевны

25 февраля 1938 г. (дата исправлена)

ВОПРОС: Скажите гражданка Алешкова, что вы знаете о контрреволюционной деятельности Радзивилович и какое участие сами принимали в контрреволюционной работе?

ОТВЕТ: Я как председатель церковного совета предложила Радзивилович, чтобы она вербовала людей в нашу общину и агитировала среди масс, чтобы граждане подавали заявление нам о вступлении в нашу общину, и под предлогом этого мы творили контрреволюцию.

ВОПРОС: Гражданка Алешкова, скажите, кого вы знаете из своей общины, кроме Радзивилович, которые так же проводили антисоветскую агитацию?

ОТВЕТ: Я знаю Чемагину Марию Филипповну, которой поручила, как и Радзивилович, проводить агитационную работу и больше никого не знаю. Но сама я говорила своим соседям, чтобы они подавали заявления и вела антисоветскую агитацию и этим мы собрали в свою общину членов 126 человек.

Настоящий протокол мне зачитан и все записано с моих слов верно, к сему подписуюсь…

Вместо подписи под всеми протоколами отпечаток пальца. Следователи могли писать в протоколах всё, что угодно, подследственная не умела ни читать, ни писать.


26 февраля 1938 г. (этот протокол больше похож на первый)

ВОПРОС: Сколько времени вы, Алешкова, являетесь председателем церковного совета Спасской церкви.

ОТВЕТ: Председателем церковного совета Спасской церкви я являюсь с 1929 года.

ВОПРОС: Назовите круг ваших близких знакомых.

ОТВЕТ: Мои близкие знакомые это: Алексеева Татьяна Фёдоровна, является церковной старостой Никольского прихода; Радзивилович Капиталина Павловна, сторожиха Спасской церкви, она же член церковного совета и заместитель председателя; Каешко Ольга В., попадья, Б(?) Евгения Филипповна, Тригубова Татьяна Андреевна, в прошлом монашка, в данный момент кассир нашей Спасской церкви; Иванов Василий Андреевич, кулак, лишён избирательных прав, я предлагала ему стать старостой нашей Спасской церкви, сам он происходит из Лоскутовой; Шустов Алексей Васильевич. Вот мои близкие знакомые, с ними часто приходится вращаться.

ВОПРОС: Вы, Алешкова, организовали сбор заявлений от граждан о вступлении в церковную общину, распространяли к/р клеветнические слухи среди населения о том, что священников пересадили, Советская власть не даёт свободно веровать в Бога, закрывают церкви, призывали гр-н вместе с монашкой Радзивилович подавать заявления в церковную общину.

ОТВЕТ: Семь месяцев церковь находилась без движения, списки верующих устарели и как председатель церковного совета решила организовать для вербовки из группы церковников, в частности: Радзивилович Капиталине Павловне, Чемагиной Марии Филипповне, Тригубовой Татьяне Андреевной. Последним дала задание, сделать обход гр-н и собрать заявления о вступлении в церковную общину, которые это моё задание охотно приняли, и стали проводить работы по вербовке верующих.

ВОПРОС: Какую вы давали установку и применяли метод вербовки?

ОТВЕТ: Я им говорила так, что говорите гражданам, что церковь без движения горсовет хочет закрыть, требуется заявление горсовету, говорите, что верующих уже записалось много, нужно не забывать православную христианскую церковь, таким образом вышеперечисленные приступили к сбору заявлений, и я лично сама, встречала знакомых и заходила в квартиры и рассказывала точно такие же слова, что и перечисленные мной, в частности была: у Лядновой Авдотьи Викторовны, (?) Анны Семеновны, Моховой имя-отчество не знаю, Трофимовой Татьяны Васильевны и др.

ВОПРОС: И сколько же вы таким образом завербовали в церковную общину?

ОТВЕТ: В городе мы собрали 126 заявлений, кроме того Радзивилович дала задание одному из гр-н деревни Лоскутовой, фамилии не знаю, который собрал 75 подписей и список вручён был нам.

ВОПРОС: Каким образом вы обсуждали этот вопрос между своих членов группы церковников?

ОТВЕТ: Совещания мы никакого не делали, просто при встречах передавали друг другу и таким образом организовали вербовку в церковную общину.

ВОПРОС: В вашей церкви нет священника, как вы хотели обеспечить это?

ОТВЕТ: Мы хотели среди верующих провести разъяснительную работу путём обхода о требовании священника из Омска.

ВОПРОС: Следствием установлено, что вы, Алешкова, под видом религиозного убеждения, проводили а/с агитацию среди населения о скорой войне Германии с Советским Союзом и поражении последнего, дискредитировали центральное руководство ВКП(б) и советского правительства.

ОТВЕТ: О таких вещах я никогда не говорила, я только говорила исключительно о религии, и буду говорить и настаивать на этом. Показания с моих слов записаны правильно, мне зачитано, в чём расписуюсь.

Неграмотная: (отпечаток пальца)


27 февраля 1938 г.

ВОПРОС: Следствием установлено, что названные вами знакомые Алексеева Татьяна Федоровна, Радзивилович Капиталина, Каешко Ольга, Тригубова Татьяна, Иванов Василий и др. настроены антисоветски и проводят агитацию против ВКП(Б) и сов. власти. Предлагается дать об этом правдивые показания.

ОТВЕТ: Занимались ли а/с агитацией перечисленные мною лица, я не знаю, но мне известно, что когда попа Игнатьева, псаломщика Смирнова, церковного старосту Мелехина и ряд др. арестовали, мы в церкви вместе сожалели о их аресте, говорили: «Советская власть над людями издевается, и не только над людями, а даже над религией». Других разговоров я от них не слышала.

ВОПРОС: Вы следствию даете лживые показания о к/р деятельности знакомых вам лиц, вы знаете достаточно подробно. Следствие настаивает на даче правдивых и полных показаний об этом.

ОТВЕТ: О к/р деятельности моих знакомых мне ничего не известно.

ВОПРОС: Следствием установлено, что к/р деятельность вы проводили сами вместе с вашими знакомыми, поэтому дабы скрыть их и себя даете ложные показания. Еще раз предлагается дать правдивые показания о к/р деятельности, проводимой вами и вашими знакомыми.

ОТВЕТ: Я о к/р деятельности моих знакомых, а также и себя сказать ничего не могу и виновной себя не признаю.

ВОПРОС: Следствием установлено наличие к/р организации, к которой принадлежите и вы. Признаете это?

ОТВЕТ: Я членом к/р организации не являюсь и виновной себя не признаю.

ВОПРОС: Следствием установлено, что вы по заданию к/р организации проводили также вербовку в эту организацию, распространяли всевозможные к/р провокационные слухи и т.п. Предлагается дать правдивые показания об этом.

ОТВЕТ: Я вербовкой в к/р организацию не занималась, а также провокационные слухи не распространяла.

ВОПРОС: Следствием установлено, что вы по заданию к/р организации в целях укрепления религиозных невежественных нравоучений призывали население к массовым действиям против советской власти. Дайте правдивые и подробные показания об этом.

ОТВЕТ: Я религиозно убеждена и порвать с ней связь никогда не могу. Я проявляла недовольство к существующему строю, вследствие того, что этот строй ущемлял права не только религии, но и верующих, накладывали большие налоги, арестовывали служителей религиозного культа. Вразрез мероприятий советской власти я пошла особенно с момента ареста попа Игнатьева и др. Как председатель церковного совета дала задание монашке Радзивилович, Чемагиной и Тригубовой, чтобы последние пошли по квартирам и собирали заявления от верующих в религиозную общину, что последними и было выполнено. За короткий период они собрали 126 заявлений. Насчет агитационной работы среди населения я заданий им не давала, и проводили ли они сами для меня неизвестно. Больше показать ничего не могу.

Протокол с моих слов записан правильно и мне зачитан. К сему… (отпечаток пальца).


Протокол об окончании следствия

1938 г., февраля 27 дня

Сего числа об окончании следствия в порядке 206 УПК объявлено обвиняемой Алешковой Марии Андреевне.


Выписка из протокола №52 заседание тройки УНКВД Омской области от 4 марта 1938 г.

Слушали: 286.

Дело №8620 Тарского о/с НКВД по обвинению Алешковой Марии Андреевны 1882 г.р., из мещан, церковный староста, обвиняется в том, что входила в состав к/р группы, систематически проводила к/р агитацию пораженческого характера. Дискредитировала Сталинскую Конституцию. Проводила нелегальные к/р сборища верующих в сторожке, проводила вербовку в религиозную общину.
Виновной себя признала частично, но изобличается показаниями свидетелей и других обвиняемых. (Докладчик тов. Будкин)

ПОСТАНОВИЛИ: АЛЕШКОВУ МАРИЮ АНДРЕЕВНУ РАССТРЕЛЯТЬ.


Подробности дела, по которому проходила М.А. Алешкова, описаны в статье Сергея Алфёрова «Расплата за веру» в газете «Тарское Прииртышье» №43 от 27 октября 2016 года.