ГлавнаяДостопримечательностиПамятники культуры и архитектуры
Дом священника С.П. Александрова
Памятники культуры и архитектуры
11.11.2009
25333
2
5.0

Одноэтажное деревянное здание с мезонином (рубленое и обшитое тёсом), имеет пристрой с сенями, выходящий на главный фасад; прямоугольное в плане. Дом был выкрашен краской бледно-голубого цвета, имел балкон, гармоничную отделку ворот и забора, характерную не для деревянных, а каменных построек. 

Дата постройки: конец XIX века (вероятно, 1898-1900 гг.) 

Материал: дерево, кровельное железо. 

Стиль: эклектика с барочными приёмами в композиции.

Охранный статус: Памятник истории и культуры регионального значения (решение Омского облисполкома №139 от 23.05.1989 г.) 


Адрес: Омская область, город Тара, улица Александровская, 63


История дома

Из книги Веры Носковой "Тара. Уличная история"

Украшением улицы в дореволюционное и советское время служил этот деревянный одноэтажный дом с мезонином. Его первым владельцем был священник Семён Павлович Александров (1868-1937). В 1890 году после окончания Тобольской духовной семинарии он служил псаломщиком в Ялуторовском округе, затем священником в Ишимском округе. С 23 ноября 1895 года – настоятель Всехсвятской кладбищенской церкви г. Омска.


Всехсвятская церковь, настоятелем которой был С.П. Александров, на Казачьем кладбище г. Омска. Построена в 1859 г., притвор и колокольню пристроили в 1896 г. Снесена в 1975 г. Фото 1902 г. Источник - Сб. "Омский некрополь: Исчезнувшие кладбища", сост.: И.Е. Бродский, Л.И. Огородникова, 2005 г. Открытка из собрания В.И. Селюка. Сейчас на этом месте Омская областная детская клиническая больница.


9 августа 1901 года был назначен настоятелем градо-Тарской Параскевиевской церкви. В Таре с торгов приобрел у бывшего мирового судьи Никулина дом на улице Александровской. В 1905-1906 годах в доме был сделан крупный ремонт: исправили каменный фундамент, строение перекатали, добавили нового леса, убрав старые, почти столетние, бревна, обшили тёсом.


Дом священника Александрова, 1950-е гг. Из архива Веры Моховой.


Дом богато декорировали: карниз первого этажа украсили деревянные резные кронштейны (подобного декора не было больше ни на одном тарском доме); окна обрамлены наличниками с навершиями в виде кокошников. Углы здания были обшиты и украшены огромными выступающими балясинами в виде колонн с шестиконечной звездой на конце.


Дом священника Александрова, 1970-75 гг. Из фондов Тарского историко-краеведческого музея.


При изготовлении украшений окон и стен дома мастера использовали различные типы резьбы: выемчатую, рельефную, скульптурную, пропильную, накладную, а также резьбу, выполненную на токарном станке. Площадь дома, покрашенного нежно-голубой краской, увеличилась за счет мезонина, на балконе которого устраивали чаепитие (по другим данным, на крыше дома была терраса). Этот элемент был утрачен.


Дом священника С.П. Александрова, 1990 г. 


Из воспоминаний хранительницы тарской старины Нины Ивановны Шабалиной:

"У меня до сих пор перед глазами этот голубоватый кружевной дом с резным крыльцом и красивой парадной дверью, а на крыше дома была терраса. На этой террасе по вечерам с книгой в руке сидела всегда нарядная дочь священника... Все в нем: терраса, резной карниз, кружевные наличники, очень красивое крыльцо, ворота - все было выкрашено в небесно-голубой, очень нежный цвет"


Дом священника Александрова на Александровской улице, 1999 г. Фото Уильяма Брумфилда. 


На территории усадьбы находились добротные хозяйственные постройки: флигель, конюшня, погреб, навес. В доме Семён Павлович проживал с женой Антонидой Владимировной (1872-?) и дочерью Капитолиной (1907-?), ученицей Тарской гимназии. Активно участвовал в жизни города: с 1902 года служил законоучителем Спасского мужского приходского училища, лектором народных чтений; в 1910 году состоял членом благочиннического совета, с ноября 1913 года - благочинным 2-го благочиннического округа церквей Тарского уезда Омской епархии.


Свидетельство об окончании 2 курса Фирстовской приходской школы с автографом священника Семёна Павловича Александрова, 1914 г. Документ приобретён на интернет-аукционе и передан в научно-краеведческий центр им. А.А. Жирова Тарской центральной районной библиотеки.


В 1921 году дом бывшего священника был муниципализирован, его семью переселили на второй этаж, а на первом этаже жили квартиранты. В 1923 году была произведена демуниципализация дома, но Семёна Павловича обвинили в ненадлежащем его содержании. Среди квартирантов в этот момент в доме значилась многодетная семья (вдова с пятью детьми) известного в городе врача Ивана Васильевича Щеглова, умершего от тифа в декабре 1919 года.


Дом священника Александрова на Александровской улице, 1990-94 гг. Из фондов Тарской центральной районной библиотеки.


В 1930-е годы дочь Капа вышла замуж (стала Ваксельман-Зубрицкой) и жила в г. Верхнеудинске. Дом в это время занимало окружное земельное управление (Окр3ЗУ), а Семён Павлович служил настоятелем церкви в селе Нагорно-Ивановка. В 1937 году он был обвинён в принадлежности к офицерской контрреволюционной организации «Сибирское братство», действовавшей в Тарском округе, 31 июля арестован, 2 сентября приговорён к высшей мере наказания. Умер в тюрьме до вынесения приговора – 26 августа 1937 года.


Дом священника Александрова, 2012 г.


В 1940-е годы это здание, согласно архивным документам, числилось корпусом № 3 детского дома № 40, занимавшего несколько зданий на обеих сторонах улицы. Здесь располагались кухня, столовая и контора этого учреждения. В последующие десятилетия дом использовался как жилое помещение для шести семей. В октябре 2008 года в доме случился пожар, повредивший квартиру и сени одной из квартир на первом этаже. В 2017 году дом расселили – в рамках программы по переселению из ветхого и аварийного жилья его жильцам были предоставлены другие квартиры.


Мезонин дома священника Александрова, 2010-е гг.


Дом имеет статус памятника истории и культуры регионального значения. В настоящее время здание пустует и разрушается.

Источник: Вера Носкова – "Тара. Уличная история". Омск, изд. "Амфора", 2019 г.


Дом священника Александрова, 24.09.2016 г. Фото - Александр Милевский


Фотографии, сделанные Александром Тихоновым в мае 2017 года, после расселения жильцов из дома:

Больше фотографий - в фотоальбоме "Дом священника Александрова"


Из статьи к.и.н. Александра Александровича Жирова о доме священника С.П. Александрова на улице Александровской в Таре. Статья опубликована в 2003 году в газете "Тарское Прииртышье".

О самом доме, как и о его владельце, мало известно. По нашим сведениям, полученным от старожилов, бывших соседей священника, дом построен в конце XIX века. Сам отец Семион, Семен Павлович Александров (по послужному списку, составленному в 1917 году, ему было 47 лет; по данным В.М. Самосудова, он – 1868 года рождения) – потомственный священник, в 1890 году окончил Тобольскую духовную семинарию. Послужной список его таков. 25 июля 1890 года Епископом Тобольским и Сибирским Преосвященным Иустимом он был рукоположен в сан священника. Осенью этого же года он начал службу в Крестовоздвиженской церкви села Чистоозерского Ишимского уезда, где совмещал службу с должностью законоучителя в министерском училище. Резолюцией Епископа Омского и Семипалатинского Преосвященного Григория 19 марта 1891 года был переведен в Омск, где служил в Кладбищенской церкви, а с 1895 года был законоучителем в младших классах Сибирского кадетского корпуса. 5 октября 1896 года резолюцией Преосвященного Сергия, Епископа Омского и Семипалатинского, перемещен в Градо-Тарскую Параскевиевскую (Пятницкую) церковь. Пятницкая церковь была одной из самых больших церквей епархии, хорошо известным в Тобольской губернии приходом. Старинная церковь имела монастырь, ее колокольня была самой высокой в Таре.


Пятницкая (Параскевиевская) церковь Тары, в которой служил настоятелем священник Александров. Фрагмент фотографии 1924 г. из собрания В.И. Селюка.


В марте 1840 года здесь был крещён создатель самой большой частной библиотеки России, коллекционер и библиофил, красноярский купец Г.В. Юдин.

Назначение С.П. Александрова священником Пятницкой церкви накладывало на него определенную ответственность. 9 августа 1900 года он был назначен членом и казначеем Тарского уездного отделения (данную должность исполнял безвозмездно до 19 октября 1901 года), а 30 августа 1901 года законоучителем 1-го Спасского приходского училища.

В этом же году он был утвержден лектором народных чтений в женской прогимназии, а в 1902 году заведующим и законоучителем мужской церковно-приходской школы (безвозмездно). В 1910 году указом Омской духовной консистории он был назначен членом Благочинного Собора, а в 1913 году благочинным 2-го Тарского округа. В послужном списке священника в графе "Сведения благочинного надзора о поведении" имеется краткая запись: "Исправен и усерден". Сухой язык документа, конечно же, не отражает всего многообразия действительности, а собранные о священнике отзывы его современников носят весьма противоречивый характер. Приводя в систему отдельные сведения, сообщенные в разное время А.Ф. Кириченко, В.А. Макаровой, А.П. Князьковой, А.Т. Бизяевой, К.П. Терентьевой, А.С. Носковым, Н.И. Шабалиной, В.Н. Зыковым, Н.Я. Мясниковым и другими тарскими старожилами, а также, учитывая, что С.П. Александров появился в Таре в 1896 году, можно заключить, что дом, построенный священником на улице Александровской, 63, стал украшением Тары в 1898-1900 годах.

Молодежь Тары, гулявшая вечерами на Александровской, всегда задерживалась возле этого дома, где на балконе с показным равнодушием сидела красавица, дочь священника, с книгой в руках. Родители ее любили, баловали, хорошо одевали. Трудно сказать, что больше привлекало разночинную тарскую молодежь: красавец-дом или красавица-дочь священника. Правильно говорят, что красоту ничем не испортишь.

Профессиональный скульптор К.П. Терентьева, автор памятника первооткрывателям сибирской нефти и многих других мемориалов, дочь тарского скульптора-самородка П.Г. Терентьева, ставшего в 1924 году соседом священника (дом на углу ул. Александровской и Избышева), писала из Санкт-Петербурга (тогда еще Ленинграда): «Изумительной красоты дом… выкрашен был краской бледно-голубого цвета. Хозяева о нем хорошо заботились».

А.П. Бухаркина, одна из первых радиодикторов Тары, бывшая учительница черчения омской школы №56 (а в годы войны – средней школы №2 Тары), хорошо знала семью священника. Она с досадой и очень эмоционально реагировала на произошедшие с домом перемены: «Все грязь, все сметено, все растоптано…» И, тем не менее, дом еще долгое время оставался украшением улицы. Не случайно, слабо знающие историю люди спрашивали, а не в честь ли священника названа была улица Александровской. На что отвечаю: «Нет, не в честь священника и не в честь его дома, а в честь царя Александра II, освободившего крестьян». Это название улица получила, судя по плану Тары, утвержденному императором, в 1861 году.

Вспоминая прошедшее, старики говорили о том, что в 1920-е годы С.П. Александрова сначала переселили на второй этаж, а позже, найдя у него дома и конфисковав большое количество мелких денег, арестовали, лишили собственности. По словам старожилов, дочь священника Капочка вышла замуж за коммуниста, чем и «посрамила отца», но и это не спасло отца Семиона… Во время ареста возле дома священника 31 июля 1937 года собралась большая толпа. Позже стало известно, что С.П. Александров был обвинен в принадлежности к офицерской повстанческой организации, действовавшей в Тарском округе, к которой были причислены участники церковной организации «Сибирское братство» с ее руководящим центром «Епископский совет». С.П. Александров, как следовало из материалов дела, «вошел в нелегальный «Епископский совет», вел широкую контрреволюционную деятельность и вербовку в контрреволюционную организацию «Сибирское братство», создал и руководил контрреволюционной группой в 10 человек». За что был приговорен тройкой при УНКВД по Омской области 2 сентября 1937 года по ст. 58-2-10-11 УК РСФСР к расстрелу. Вместе с ним к высшей мере наказания были приговорены еще несколько человек. До расстрела дело не дошло, так как священник умер в тюрьме до вынесения приговора.

Но мы отвлеклись от предмета разговора – как спасти дом на Александровской? Практика показывает, что в таких делах одного понимания и желания недостаточно. Нужна воля и, как говорят хозяйственники, под всякое решение должна быть подведена финансовая, материально-техническая база. Дом не удалось отреставрировать к 400-летней годовщине Тары, когда выделялись так называемые юбилейные деньги. И в нынешних кризисных условиях, когда на боку местный бюджет, когда ветер гуляет по останкам бывших строительных предприятий, а коммунальным службам без финансовых инъекций со своими проблемами не справиться, указать верные пути спасения дома на Александровской весьма сложно. Хотя общие пути спасения историко-архитектурных памятников достаточно хорошо отработаны во многих городах: кроме капитальных ремонтов и реставрации практикуется передача зданий жильцам под квартиры или организациям под офисы, но обязательно тем, кто может содержать их в нормальном состоянии.

Меня как историка больше волнует судьба тарских уголков и зданий пусть и непривлекательных внешне, но связанных с важными историческими событиями и яркими личностями. Однако и красоту нельзя терять. Нельзя терять Таре образ старинного сибирского города! Рискну высказать еще одну мысль, которая может не всем понравиться, но она не сегодня родилась и уже неоднократно озвучивалась. Понимаю, что народу нужен не только хлеб, но и зрелища, и, тем не менее, может попробовать в этом году не палить в небо фейерверками, не устраивать шумных массовых гуляний, требующих определенных материальных затрат, а вложить деньги в культуру, в наше историческое, архитектурное и эстетическое наследие, в том числе – в спасение дома на Александровской…

Александр Александрович Жиров




Комментарии (2)

1 1er  
0
А где, интересно, был балкон?

2 alexttv  
Скорее всего дочь священника читала у открытого окна "мезонина", а потом уже получился "балкон".

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]